Блокчейн: великий и ужасный часть 4

Автор: rendo от 4-02-2018, 01:07, посмотрело: 109

0 2.5. Блокчейн или сайдчейн? (главы из книги Блокчейн: Как это работает и что ждет нас завтра ...)

Я не имею теперь ни малейшего сомнения, что частное предприятие, если бы ему не препятствовало правительство, могло бы и давным-давно предоставило бы обществу выбор валют, и те из них, которые возобладали бы в ходе конкуренции, были бы чрезвычайно стабильны в стоимости и предотвратили бы как чрезмерное стимулирование инвестиций, так и последующие периоды сокращения.

Фридрих фон Хайек

Сеть биткоина достигает пределов величины. Боковые цепи действуют как своего рода предохранительный клапан для сети биткоина

Нур аль-Хаджри

Общие положения

Перед читателем, уже понимающим, что такое блокчейн, как работает на его основе биткоин и прочие криптовалюты и в чем заключается разница между публичным и приватным блокчейном, может стоять только лишь один вопрос: что такое сайдчейн?

На самом деле вышеперечисленные понятия являются базовыми, а сайдчейн (буквально в переводе с английского «боковая цепь») — производное от них. Технология боковых цепей работает внутри блокчейн-платформ и позволяет им взаимодействовать друг с другом, например отправлять биткоины на другой блокчейн-сервис.

Сайдчейн — это независимый криптографический реестр, который присоединен к основному блокчейну, но не влияет на его скорость или безопасность.

Доктор Гидеон Гринспен, основатель и CEO компании Coin Sciences, напоминает историю 1990-х. Появление интернета тогда открыло миллионам людей новые парадигмы для общения и сотрудничества, однако многие не верили, что интернет способен обеспечить достаточную конфиденциальность и надежность. В результате различные предприятия создавали миниатюрные внутренние версии интернета под названием интранет, для инфраструктуры,
которая находилась полностью под их управлением. В последующие 20 лет интернет укрепил свою репутацию устойчивой глобальной сети большой емкости, пригодной для передачи информации. Это позволило многим предприятиям использовать виртуальные частные сети (VPN), которые задействуют интернет в качестве магистрали, но шифруют трафик, передаваемый по этим общедоступным каналам. VPN-сети позволяют предприятиям
сэкономить за счет всевозрастающей производительности интернета, но при этом гарантируют, что конфиденциальные данные не увидят внешние наблюдатели.

Можно вообразить, как будет происходить аналогичный процесс между биткоин-блокчейном и частными блокчейнами. С точки зрения предприятия, сеть биткоин-блокчейна в настоящее время — пограничная территория, дикая и неконтролируемая, с лимитированной емкостью и непредсказуемыми долгосрочными операционными издержками. Хуже всего то, что майнингом биткоина управляют в основном неизвестные стороны, многие из которых идеологически настроены против корпораций или расположены в странах со слабыми правовыми и стемами. Поэтому частные блокчейны, вероятно, будут более комфортным решением для финансовых учреждений, которые захотят внедрить технологию в течение следующих 10 лет74. В биткоин-блокчейне не много возможностей для экспериментов. А вот боковые цепи предоставляют способ протестировать новые теории.

Появление понятия «боковые цепи» датируют октябрем 2014 года, приписывая его компании Blockstream, которая якобы, получив 21 млн долларов от инвесторов, решила протестировать пределы масштабирования биткоина.

«Боковые цепи позволяют проводить эксперименты с новыми функциями и возможностями биткоина, не рискуя всей сетью», — отметил Расс Харбен.

Боковые цепи — блокчейны, которые совместимы друг с другом и, что самое главное, с биткоин-блокчейном. Интегрированные с ним, сайдчейны предоставляют преимущества альткоинов (альтернативных биткоину криптовалют) без сопутствующих рисков. Их использование для специфичных целей будет стимулировать дальнейшие инновации, делая возможной сеть «распределенных доверительных систем».

Техническая организация

Идея сайдчейнов подразумевает возможность отправить биткоины на специально созданный биткоин-адрес. Эти адреса устроены таким образом, чтобы монеты находились вне контроля пользователя и кого-либо еще. Их обездвиживают, и они могут быть разблокированы, только если кто-то сумеет доказать, что они больше не используются в другом месте. Иначе говоря, отправитель использует основные правила биткоин-транзакции для
постановки особого условия, которое должен выполнить будущий владелец, чтобы взять на себя управление. Как только транзакция иммобилизации оказывается подтверждена, пользователь отправляет сообщение в другой блокчейн — тот, который он хочет использовать. Оно содержит доказательство, что монеты перемещены на специальный адрес в сети биткоина и обездвижены, а также что эту операцию совершил конкретный пользователь. Если второй блокчейн соглашается быть боковой цепью биткоина, то он в свою очередь создает такое же количество монет в собственной сети и дает пользователю контроль над ними.

Таким образом, получается, что биткоины как будто были переданы этой второй цепи, в то время как в сети биткоин они находятся в обездвиженном состоянии.

Теперь пользователь может проводить транзакции с монетами во второй цепи по любым правилам, которые она позволяет.

Возможно, в этой боковой цепи блоки создаются быстрее. Возможно, пользователю придется платить взносы, чтобы стимулировать тех, кто обеспечивает работу сайдчейна. Есть важное правило: боковая цепь следует соглашению, по которому, если пользователь сможет доказать перемещение какого-либо числа биткоинов за пределы биткоин-сети, то столько же их появится в боковой цепи. И наоборот, кто бы ни держал монеты в боковой цепи, он может передать их обратно в биткоин-сеть, создав специальную транзакцию, которая обездвижит биткоины в боковой цепи. Они исчезнут оттуда и станут доступными в сети биткоина под управлением того, кто был их последним владельцем в боковой цепи.

Таким образом, разработчики получают возможность экспериментировать с различными типами правил обращения криптовалюты, не будучи вынужденными создавать собственную валюту.

Теперь есть способ переместить монеты из биткоина на другую платформу (боковую цепь) и снова положить их обратно. Именно это происходит при их перемещении на платформу кошелька или обменника. Различие в том, что платформа, куда они были перемещены, также является блокчейном.
Можно представить себе боковую цепь, которая намайнена одной компанией. Это было бы идентично кошельку компании, но с полной видимостью транзакций. Далее можно смоделировать боковую цепь, которая намайнена сотней компаний в свободном объединении, — она будет не полностью децентрализована, но более защищена от цензуры или неподтверждения транзакций, чем в первом случае, — и т.д. Главное тут — возможность
протестировать эти продукты и услуги без необходимости создавать новую валюту или возвращаться к старой централизованной модели.

Следовательно, сайдчейны — это архитектура для строительства полудецентрализованных продуктов и услуг, которые прежде были просто невозможны. Большинство из них носят экспериментальный характер и обычно умирают. «Фактически [боковые цепи позволяют] развивать альткоины и инновации без необходимости каждой новой цепи иметь собственную валюту, то есть с использованием биткоина», — заявил Мэтт Белл, основатель Mercury.

По мнению Даниила Васильева из getLISK.com, сайдчейны важны, потому что они уменьшают раздувание основного блокчейна, позволяя ему продолжать быть быстрым и эффективным. Для иллюстрации вот выдержка из раздела «Вопросы и ответы» на сайте крупной биткоин-биржи Coinbase:

«Вопрос. Почему я не вижу мою транзакцию в блокчейне?

Ответ. Большинство операций в сети биткоина можно просмотреть в публичном блокчейне, который учитывает их и проверяет их законность. Но при передаче от одной учетной записи Coinbase на другую учетную запись Coinbase транзакции происходят без блокчейна. Это делает подтверждение мгновенным, транзакции становятся дешевле, допускаются микротранзакции всего в один сатоши (0,00000001 биткоина). В случае таких "нецепочечных" операций нельзя просмотреть передачу биткоина в блокчейне, и ссылка "Дополнительные сведения" будет отсутствовать».

Перед теми, кто заинтересован во внедрении технологии блокчейн, возникает закономерный вопрос: какой же конкретно блокчейн использовать? Об этом, например, спрашивал Михаил Гранкин (основатель и генеральный директор компании «Финансовая криптография», ранее руководивший направлением по разработке блокчейн-технологий в Qiwi) в апреле 2016 года: «У каждого из двух главных соперников: блокчейна биткоина и блокчейна Этериума — есть свои проблемы. Проблема блокчейна биткоина — отсутствие экономического способа использовать данный блокчейн, кроме как для денежных переводов. Более того, в связи с увеличением количества транзакций размер блока был уменьшен. Плюсом блокчейна Этериума является то, что его можно писать на любом языке программирования, но проблема Этериума — он не масштабируется, в отличие от блокчейна биткоина. Также
можно выделить проблему централизованности блокчейна Этериума, так как система идет по пути решения самих разработчиков, в отличие от блокчейна биткоина, где пользователи сами голосуют за тот или иной сценарий развития всей системы».

Мультичейн: возможное решение

Компания Coin Sciences, созданная и управляемая Гидеоном Гринспеном, недавно анонсировала новое решение под названием «Мультицепочечный частный блокчейн» (MultiChain, мультичейн). Проблема состояла в том, что финансовые учреждения не считали биткоин-блокчейн достаточно стабильным и проверенным для удовлетворения своих потребностей. «Стало ясно, что люди ищут решение, похожее на биткоин, но другое, нежели криптовалюты», — сказал Гринспен.

MultiChain позволяет клиентам сделать выбор:

 будет их блокчейн частным или общедоступным;

 как быстро станут создаваться блоки;

 кто сможет подключаться к сети;

 как эти лица будут взаимодействовать;

 каким окажется максимальный размер блока;

 какие метаданные можно будет включить в транзакции среди других функций.

На своем сайте создатели MultiChain описывают такие преимущества своей системы, как:

 управляемые полномочия;

 быстрое развертывание;

 встроенная поддержка активов («создать тысячи активов на блокчейне, все они отслеживаемые и проверяемые на сетевом уровне; выполнять безопасные мультиактивные и многосторонние обменные операции»);

 настраиваемость («полный контроль над каждым аспектом операций клиентского блокчейна, никакой собственной криптовалюты не требуется»);

 совместимость с биткоином;

 растяжимость («добавьте неограниченное количество данных к транзакциям, чтобы задокументировать любой процесс; идеально подходит для совместного контроля»).

Интересно посмотреть, как в этом случае решается ряд технических проблем, известных нам по биткоин-блокчейну.

Мультичейн позволяет пользователям устанавливать список разрешенных пользователей, которые могут действовать как узлы, отсылающие информацию о сети и майнерах и проверяющие транзакции (в том числе узлы могут проверить, были ли подтверждены другие узлы). Предоставляются полномочия на использование транзакций со специальными метаданными. Майнеру первого блока в цепочке (genesis block) дают все установленные в сети права, и он действует как администратор, который может назначать других администраторов. А любые изменения в консенсусе должны быть утверждены определенным числом участников.

Полномочия могут также строиться на ограниченной основе, согласно официальному документу, или действовать для фиксированного диапазона номеров блока. Это отличается от текущей стратегии достижения консенсуса в биткоине.

В случае изменения административных и майнинговых полномочий других пользователей необходимо одобрение этого определенной частью существующих администраторов. Последние версии MultiChain также предусматривают суперадминистраторов, которые могут назначать и отменять полномочия самостоятельно.

Мультичейн решает и проблему опасности того, что какой-то участник может монополизировать процесс майнинга. Решение кроется в ограничении на количество блоков, которые позволено создавать одному майнеру в заданном окне. Мультичейн реализует эту схему, используя параметр, называемый разнообразием майнинга. Он обеспечивает циклический график, согласно которому допущенные майнеры должны создавать блоки по очереди,
чтобы генерировать допустимый блокчейн. Параметр разнообразия майнинга определяет строгость схемы, то есть процент допущенных майнеров, которые должны были бы тайно сговориться, чтобы подорвать сеть. Кроме того, порог разнообразия помогает предотвратить злоупотребление в случае, когда сеть разделяется временно на отдельные «острова», например из-за отказа связи. Такая ситуация приведет к ветвлению в цепочке, поскольку каждый «остров» не способен видеть транзакции и блоки других. Как только сеть соединится, вариант с более длинной цепочкой окажется принят как глобальный консенсус. Порог разнообразия гарантирует, что блокчейн будет принадлежать «острову», содержащему большинство допущенных майнеров, так как цепочка другого «острова» быстро «замерзнет».

При этом каждый участник сохраняет полный контроль над собственными активами через свой закрытый ключ. Даже майнеры не могут создавать транзакции, расходующие средства другой стороны, а управление базой данных распределено на много объектов, так чтобы ни одна группа не могла в одностороннем порядке решить, какие транзакции допустимы или будут подтверждены.

В блокчейне MultiChain комиссии за транзакции и блочные вознаграждения по умолчанию равны нулю. Если стоимость майнинга блока незначительна, майнерам не нужна никакая компенсация за предоставление этой услуги, помимо их общего участия в работе блокчейна. В ином случае майнеры могут взимать с сетевых участников фиксированную плату традиционными деньгами за годовое обслуживание. Однако при необходимости MultiChain может также быть сконфигурирован так, чтобы использовать собственную валюту для блочных вознаграждений, минимальных комиссий за транзакции и оплаты издержек.

Известно, что протоколы токенов, такие как CoinSpark и Counterparty, позволяют выпускать сторонние активы и переводить их по биткоин-блокчейну параллельно с собственной валютой биткоина. Эти методы могут также использоваться в частных блокчейнах, создаваемых посредством MultiChain и даже с некоторым улучшением.

Проблема с маркировкой активов по биткоину заключается в том, что метаданные, которые кодируют присутствие несобственных активов, не подвергаются проверке сетевого уровня. Давайте предположим, что банк ABC выпустил токены, представляющие доллары. Злоумышленник может создать транзакцию, метаданные которой указывают, что содержат 100 долларов АВС на вывод, даже если на ввод не было никаких долларов ABC. Сеть
биткоина примет такую транзакцию как допустимую, и блокчейн ее подтвердит, потому что, во-первых, узлы биткоина не способны считывать эти метаданные и, во-вторых, узлы биткоина не отслеживают доллары ABC.

Поэтому на биткоин-блокчейне наличие или отсутствие маркируемого актива может быть определено только путем исследования полной истории всех транзакций, влияющих на конкретный токен, начиная с транзакции, которая создала его.

Мультичейн решает проблему, кодируя идентификаторы и количества всех активов в каждой транзакции на вывод на языке сценариев биткоина. Правила проверки допустимости транзакций теперь предусматривают контроль того, равно ли общее количество всех активов в транзакциях на вывод общему количеству на ввод.

Система полномочий MultiChain может быть использована для ограничения права на создание активов. Кроме того, новые версии позволяют сформировать для каждого типа актива свою собственную группу администраторов и допущенных отправителей и получателей. В качестве платформы общего назначения для частных блокчейнов MultiChain может быть развернут для широкого спектра вариантов использования. Проработаны, например, следующие три сценария развертывания: централизованный валютный клиринг, выпуск облигаций и одноранговая торговля ими, а также коллегиальная (с несколькими партнерами-мерчантами) программа лояльности.

Ripple — популярный сайдчейн-сервис

В качестве одного из самых популярных в мире сайдчейнов можно рассмотреть Ripple.

Как указано на сайте сервиса, распределенная финансовая технология Ripple позволяет банкам во всем мире взаимодействовать друг с другом без потребности в центральном контрагенте. Сервис позволяет банкам снизить операционные затраты и предлагает такие преимущества для международных платежей, как мгновенные прямые расчеты между банками, отслеживание средств в реальном времени и самую низкую общую стоимость расчетов.

Утверждается, что в сети Ripple работают 12 из 50 крупнейших банков мира и еще 30 находятся в стадии активной интеграции, доступны более 60 стран, проведено 116 млн транзакций.

Сервис Ripple построен вокруг сети, которая не требует центрального оператора, что приводит к мгновенной проверке транзакции и достоверному расчету. Предлагается криптографически безопасный сквозной поток платежей с неизменностью транзакций и информационной избыточностью. Распределенная сеть Ripple позволяет осуществлять международный обмен через рынок Форекс или внутренний отдел форекс-торговли с помощью решения Ripple FX Market Making.

Платформа предлагает технологическое решение для кроссвалютных расчетов в реальном времени. Эта технология достаточно гибкая, соответствует требованиям риск-менеджмента, конфиденциальности и отвечает потребностям банка. Она спроектирована таким образом, чтобы вписаться в инфраструктуру любого банка с минимальными накладными расходами и без перебоев в работе.

Сеть Ripple содержит Ripple Consensus Ledger (RCL), безопасный распределенный реестр, который использует консенсус-процесс для урегулирования транзакций. В RCL есть регистрационный журнал с заявками и запросами предложений от инициаторов платежей и «маркет-мейкеров». Его алгоритм позволяет найти самый низкий обменный курс среди всех регистрационных журналов и валютных пар.

При этом у системы есть собственный токен, который называется XRP. XRP имеет всего две функции. Во-первых, он призван защищать систему от спама: за размещение записи авторизованный пользователь должен заплатить немного XRP. Во-вторых, токен выступает в качестве единицы расчетов при обмене любых национальных валют внутри системы.

Вот объективная оценка от соседа по рынку — компании Citi: «Ripple XRP фокусируется на создании более эффективной и масштабируемой сети для перевода денежных средств и ценностей. Ripple XRP — это цифровая валюта, которая стремится улучшить биткоин, покончив с энергоемким и неэффективным майнингом. Ripple делает это через консенсус, позволяющий всей сети отражать данные в одном реестре. Кроме того, подтверждения
транзакций в Ripple намного быстрее, чем в биткоине (всего несколько секунд). XRP был разработан Ripple для использования в межбанковских взаиморасчетах в реальном времени, чтобы избежать использования банковской сети коротношений».

В 2016 году Santander стал первым британским банком, применившим Ripple для международных платежей. По информации из СМИ, другими банками, собиравшимися интегрироваться с Ripple, чтобы улучшить свои международные платежи, были UniCredit, UBS, ReiseBank, CIBC, National Bank of Abu Dhabi (NBAD) и ATB Financial.

Генеральный директор Ripple Крис Ларсен оценивает это как важный этап: «Мы достигли переломного момента, когда финансовые учреждения идут дальше блокчейн-экспериментов и запускают проекты приложений для реального мира, которые управляют значительным объемом потоков от банка к банку. Это важный шаг вперед для мировой финансовой системы».

Заключение

Закончить этот раздел хотелось бы словами директора проектов Центра технологических инноваций Сбербанка Дмитрия Булычкова: «Мы сейчас живем в централизованном мире, и, чтобы начать переходить в распределенный мир, надо поменять парадигму. Процесс идет, многие начинают понимать прелести децентрализации и распределенности, ценность блокчейна. В течение ближайших 5–10 лет мы будем мигрировать в сторону закрытых
систем обмена межкорпоративной информацией, платежами и т.д. В итоге в 2020-е годы технология разовьется, и у нас будет много частных блокчейнов. В перспективе нас ждет распределенный мир, похожий на интернет. Блокчейн будет развиваться в том же направлении, в котором развивался интернет».

2.6. Публичные и приватные (частные) блокчейны: концепции, примеры, сравнения

Очевидно, что закрытая платформа является серьезным препятствием для инновации.

Сэр Тим Бернерс-Ли, изобретатель World Wide Web

Я не знаю, что будет иметь успех. В чем я уверен — что мы увидим блокчейн-решения, одноранговые решения, появляющиеся в нашей отрасли, и мы хотим быть ближе к этому развитию.

Саймон Макнамара, главный администратор RBS

Типы блокчейнов

Публичный блокчейн — это платформа, где любой может читать и вносить записи, при этом обеспечивая доказательство правдивости своих действий. Считается, что публичный блокчейн — это полностью децентрализованный блокчейн. Вот примеры.

 Ethereum предоставляет децентрализованную платформу и язык программирования, который помогает обслуживать смарт-контракты и позволяет разработчикам публиковать распределенные приложения.

 Factom помогает с ведением документации и регистрацией деловых операций для бизнеса и государства.

 Blockstream — разработчик сайдчейн-технологии, расширяющей возможности биткоина; компания проводит эксперименты в области обеспечения учета с помощью публичной блокчейн-технологии.

Приватный (частный) блокчейн наделяет владельца исключительным правом совершать любые изменения. Эта концепция может быть интересна для финансовых институтов и крупных компаний, поскольку позволяет строить собственные системы и уменьшать затраты, одновременно повышая эффективность работы. Вот некоторые примеры.

 Eris Industries с помощью блокчейн-технологии предоставляет совместный доступ к базе данных программного обеспечения.

 Blockstack с помощью приватного блокчейна обеспечивает операции бэк-офиса финансовых учреждений, включая клиринг и урегулирование расчетов.

 MultiChain поставляет распределенную базу данных с открытым исходным кодом для финансовых операций.

 Chain Inc., разработчик API для блокчейнов, создает платформу, которая позволяет торговать долями частных компаний.

По определению Deloitte, частные блокчейны являются сетями, где участники априори известны и имеют разрешение на обновление реестра. Они могут принадлежать к одной организации или к различным, работающим в одной отрасли; в последнем случае отношения между ними определяют неофициальные договоренности, формальные контракты или соглашения о конфиденциальности.

Гибридный тип (так называемый блокчейн-консорциум) — это соединение двух предыдущих типов, публичного и приватного. Так, право читать и вносить записи здесь может быть расширено на определенное число людей/узлов. В этом случае они получат блокчейн с ограниченным доступом, станут работать над своими решениями и поддерживать права на интеллектуальную собственность в рамках консорциума.

В блокчейн-сообществе есть множество различных иных классификаций. Например, есть мнение, что лишь платформы, работающие вне национальных границ на открытых или публичных протоколах, нигде не зарегистрированные и, соответственно, никем не регулируемые, кроме сообщества самих пользователей, можно отнести к децентрализованным. Тогда блокчейн-сервисы, которые оказывают услуги на публичном блокчейне, но
зарегистрированы в некоем государстве и имеют счета в местной валюте — такие как CoinBase или Circle, — в эту категорию не попадают. Аналогично, в такой классификации «централизованными блокчейн-сервисами» оказываются, например, Bitcoin, Ethereum и BitShares.

Айк Ару считает, что популярная классификация блокчейнов не очень точна. По его мнению, публичный блокчейн — это любой блокчейн, который предоставляет равный доступ каждому участнику. Другими словами, любой может читать, выполнять операции и производить работы. Таким образом, каждая криптовалюта является публичным блокчейном. В то же время приватный блокчейн — это любой блокчейн с определенными ограничениями. Например, майнинг может быть доступен лишь избранным участникам сети. К сожалению, замечает Ару, многие люди трактуют термин «приватный блокчейн» очень широко, используя его даже в случае одного узла, где реального майнинга не производится. Например, компания Surety Technologies поддерживает систему, похожую на приватный блокчейн, для меток времени.

Конечно, это не единственно возможная классификация блокчейн-систем. Например, Виталик Бутерин выделяет следующие три категории блокчейн-приложений.

Публичные блокчейны — это блокчейны, которые любой человек в мире может прочитать, на которых любой может заключать сделки, ожидая увидеть их, если они действительны, и где любой может принять участие в консенсусном процессе — процессе определения, какие блоки были добавлены к цепочке и каково их текущее состояние. Вместо централизованного или квазицентрализованного доверия публичные блокчейны поддерживаются
криптоэкономикой — комбинацией экономических стимулов и криптографической проверки — путем использования таких механизмов, как доказательство работы или доказательство доли, при полном соблюдении того принципа, что степень влияния, которую кто-то может иметь в консенсусном процессе, пропорциональна количеству экономических ресурсов, которые он может пустить в ход. Эти блокчейны обычно считаются «полностью децентрализованными».

Блокчейн-консорциум — это блокчейн, где за консенсус отвечает предварительно выбранная группа узлов; например, можно представить консорциум 15 финансовых учреждений, каждое из которых управляет узлом и среди которых 10 должны подписать каждый блок, чтобы тот стал допустимым. Право читать блокчейн здесь может быть доступно всем или ограниченному количеству участников. Также существуют гибридные маршруты, общедоступные
вместе с API, которые позволяют желающим делать ограниченное количество запросов и получать криптографические доказательства отдельных частей состояния блокчейна. Эти блокчейны можно считать частично децентрализованными.

Полностью частные блокчейны — это блокчейны, где право вносить записи закреплено за одной организацией. Чтение разрешений может быть общедоступным или также ограниченным. Потенциальные области применения этой категории включают управление базой данных, аудит и удовлетворение внутрикорпоративных потребностей, так что необходимости в доступе широкой общественности к чтению во многих случаях может вообще не быть.

Таким образом, Виталик Бутерин видит следующее различие между блокчейн-консорциумом и полностью частным блокчейном: первый предоставляет нечто среднее между низким доверием публичных блокчейнов и «единственным предприятием с высоким уровнем доверия» — моделью частных блокчейнов, тогда как последний представляет собой традиционную централизованную систему со возможностью вмененной криптографической
проверки.

Сравнение публичных и частных блокчейнов

Пожалуй, следует рассмотреть основные плюсы и минусы, присущие публичным и частным блокчейнам. Как справедливо замечает Д. Стародубцев, «когда компании говорят о том, что хотят блокчейн, они всегда уточняют, что хотят приватный блокчейн, потому что им важно быть администраторами системы. Объект учета финансовых институтов — это всегда собственность. И блокчейн позволит им учитывать объекты собственности проще, прозрачнее, с соблюдением приватности и меньшими рисками уязвимости для их внутренней системы».

«Я думаю, что через публичный блокчейн трудно будет осуществлять финансовые операции. Посмотрите на Western Union, JPMorgan Chase и Wells Fargo. Мы публичные компании, и, если наши транзакции были бы открыты посторонним, они могли бы делать прогнозы нашего дохода прежде нас самих. Я думаю, что для финансовых услуг более уместно использование блокчейн-системы, функционирующей по принципу замкнутого цикла», — заявил
Дэвид Томпсон, директор по информационным технологиям Western Union.

По мнению архитектора криптотехнологий Qiwi А. Трошичева, «даже если система не является публичной, это не значит, что система является централизованной. Непубличная система может иметь такие же децентрализованные свойства, но протокол взаимодействия между узлами не будет подразумевать раскрытия всех данных всем участникам, так, например, работает интернет. Если рассматривать публичные системы, то есть вариант, который я бы лично не назвал решением, но он пока единственный реализуемый: это платежные каналы, а точнее, сеть таких каналов (Lightning Network). Такой подход позволяет проводить расчеты между держателями средств без записи в цепочку каждой транзакции и за предсказуемое время.

Но у такого решения есть много технических сложностей. Как минимум, чтобы проводить эти транзакции вне основной цепочки, нужна какая-то инфраструктура, которая будет хранить и обрабатывать транзакции. Такая система должна быть высокодоступной и выдерживать большие нагрузки. Для этого нужны плохо предсказуемые вложения в инфраструктуру: сервера, каналы связи…»

Каковы преимущества частного блокчейна

Прежде всего, частный блокчейн обладает большей пропускной способностью. Биткоин-блокчейн совершает в секунду лишь 7 транзакций, а блокчейн BitShares может обрабатывать около 100 000 транзакций. При этом частный блокчейн дешевле, надежнее и функциональнее, чем традиционные базы данных, за счет особенностей архитектуры.

На техническом уровне пропускную способность ограничивает размер блока и архитектура данных. Кроме того, в публичном блокчейне все узлы должны обрабатывать каждую транзакцию. Система не может проводить вычисления параллельно, она не обладает линейной масштабируемостью. Даже если добавить в сеть дополнительный узел, пропускная способность останется такой же. Приватные блокчейны решили эту проблему. Например, BigChain DB уже обладает линейной масштабируемостью.

В частном блокчейне нет необходимости в каждом узле для проверки операции: на самом деле все они доверенные, поэтому скрупулезного выполнения всей работы не требуется.

Частный блокчейн позволяет, например, объединиться консорциуму из 20 банков в рамках одной базы данных и сэкономить колоссальные средства. Частный блокчейн обладает высокой прозрачностью, приватностью (используется криптография с публичным ключом) и многими другими позитивными свойствами. Любую транзакцию здесь может отменить администратор, который контролирует более половины узлов сети. Администратор вносит изменение и тем самым сообщает всем остальным участникам сети, что в настоящий момент база данных выглядит так и никак иначе. У них есть два пути: согласиться, что теперь база — блокчейн — выглядит так, или не согласиться и покинуть ее, создав собственную, новую сеть. С этой точки зрения, дороговизна публичных блокчейнов может быть оправдана, когда необходимо обеспечить неизменность истории и нередактируемость
транзакций.

Но верно и обратное. Вот показательное мнение: «Публичные блокчейны могут казаться привлекательными, поскольку они часто подаются на рынке как средство от любых проблем, — но они не являются эффективным решением для организаций, стремящихся обеспечить себе уверенность в неопределенном мире, и в настоящее время публичные блокчейны не предоставляют надежной возможности для клиринга и урегулирования расчетов по финансовым инструментам. Если цель финтех-стартапов состоит в том, чтобы создать новую коммерческую магистраль для обеспечения множества различных типов финансовых инструментов, то производство продуктов, которые действительно удовлетворяют потребности участников рынка, возможно, важнее, чем попытка скрепить всѐ в псевдонимную сеть, намеренно лишенную ряда свойств, в которых в настоящее время нуждаются
институциональные клиенты».

Недавно американская консалтинговая компания Accenture подала заявку на патентование системы, допускающей опцию редактирования данных, хранящихся в блокчейне97. Компания утверждает, что такое редактирование будет возможно лишь в исключительных обстоятельствах с целью исправления опечаток и фактических ошибок операторов, а также приведения данных в соответствие с требованиями изменившегося законодательства. Таким образом, частные блокчейны смогут назначать администраторов для работы с системой, наделенных правом доступа к базе и редактирования данных в соответствии с корпоративным кодексом.

Прототип Accenture использует метод под названием chameleon hash, предполагающий добавление «замка́» между частями блокчейна. Обладающий ключом администратор может открыть такой «замок» и отредактировать записи. Специалисты Accenture утверждают, что такого рода правки не нарушат целостность сети. Chameleon hash взламывает код вокруг редактируемого блока, а затем использует адаптационный алгоритм, чтобы восстановить связь с остальным блокчейном, чтобы другие компьютеры в цепи не ощутили изменений98. В Accenture полагают, что это поможет адаптировать блокчейн к корпоративному миру.

Редактирование базы администратором в частном блокчейне становится возможным, потому что там нет механизма доказательства, который существует, например, в блокчейне биткоина (Proof-of-Work). Если кто-то попытается изменить даже один бит в транзакции, которая произошла год назад, система разрешит это сделать, но опознавательный хеш блока полностью изменится и не будет соответствовать доказательству — переборам хеша, подтвердившим правомерность транзакции год назад. Таким образом, вся цепочка данных окажется сломана. Чтобы восстановить ее, потребуется пересчитать все операции, которые прошли за это время через всю сеть, но такое невозможно.

В любых сложных распределенных базах данных есть проблема согласованности операций (consistency) и их доступности (availability). Публичные блокчейны предлагают сверять состояние системы на основании экономических стимулов. Блокчейн биткоина делает это раз в 10 минут, Ethereum — раз в 17 секунд, BitShares — раз в 3 секунды. Частные блокчейны радикально превосходят публичные по скорости во многом за счет того, что такая сеть может доверять любому из своих узлов и системе не нужно запускать механизм Proof-of-Work для каждой транзакции.

Также в приватном блокчейне больше гарантий конфиденциальности.

Обеспечение работы приватных блокчейнов обходится очень недорого, а то и вовсе бесплатно. Если одно предприятие управляет системой и проводит все операции, то ему не нужно брать плату за работу. Но даже если обработка транзакций производится несколькими компаниями, например конкурирующими банками, комиссионные могут оставаться очень маленькими, и по тем же причинам их выполнение будет очень быстрым. При этом полного согласия между узлами не требуется, таким образом, для совершения любой транзакции меньшее число узлов должно выполнить свою функцию.

По мнению Виталика Бутерина, основная ценность блокчейнов в полностью частном контексте — это присущая им криптографическая идентификация.
По той же логике, у частных блокчейнов есть целый ряд преимуществ перед публичными.

 Консорциум или компания, управляющие частным блокчейном, могут при желании легко вводить новые правила, отменять транзакции, исправлять балансы и т.д. В некоторых случаях, например при создании национальных земельных кадастров, эта функциональность необходима.

 Поскольку контрольные устройства известны, невозможна «атака 51%» в результате сговора майнеров.

 Операции обходятся дешевле, так как им достаточно быть проверенными всего несколькими узлами; нет необходимости иметь большие вычислительные мощности и реализовывать проверку на 10 000 компьютеров. Это чрезвычайно важно именно сейчас, когда публичные блокчейны взимают значительные комиссии за транзакции[8], хотя ситуация может измениться в долгосрочной перспективе с появлением масштабируемой
блокчейн-технологии, которая снизит затраты публичных блокчейнов на порядок-два, так что они станут сравнимы с тарифами эффективной частной блокчейн-системы.

 Узлам можно доверять, ошибки оперативно исправляются вручную, а алгоритмы консенсуса позволяют завершать блоки очень быстро. Улучшения блокчейн-технологии, такие как концепция Ethereum и др., способны приблизить публичные блокчейны к идеалу «мгновенного подтверждения» (например, делая возможным полное завершение блока через 15 секунд вместо завершения на 99,9999% спустя два часа, как это
делает биткоин), но все равно частные блокчейны всегда будут быстрее, разница во времени ожидания никогда не исчезнет.

 В случае с ограничениями на чтение частные блокчейны могут обеспечить больший уровень приватности.

«Сделай сам»

Если пользователь желает иметь полный контроль над кодом своей валюты и неограниченные возможности для настройки ее параметров, отмечает М. Вотинов с коллегами100, ему придется реализовать собственный блокчейн.

Ключевым для его реализации будет алгоритм Proof-of-Work или Proof-of-Stake. Выбор зависит от ряда исходных критериев, таких как ограничение объема данных по каждой сделке, размер одного блока, уровень сложности задач, формирующих криптовалютные единицы, контроль выдачи новых единиц, отслеживание сборов и пр.

При использовании готового блокчейна контроль пользователя над этими параметрами не может быть полным и гибким. Но в использовании готовых блокчейнов есть и явные преимущества. Так, безопасность любой цифровой валюты зависит от количества вычислительных ресурсов, задействованных в майнинге, и подтверждающих сделку компьютерных узлов. Запустив свой блокчейн, пользователь будет иметь в распоряжении намного меньше
вычислительных узлов, чем любая существующая и работающая система. Значит, его криптовалюта будет более уязвима для атак и взломов. Запуская новую криптовалюту на базе сформировавшегося многоузлового блокчейна, пользователь снимает с себя часть обязательств по соблюдению безопасности сделок. Кроме того, от популярности блокчейна, на котором основана новая криптовалюта, в немалой степени зависит ее популярность на
онлайн-рынках.

Для желающих завести собственный блокчейн уже существует вся необходимая инфраструктура. Так, сервисы CryptoLife и CoinCreator предлагают услуги по созданию алгоритмов SHA-256, Scrypt и X11 для криптовалют с кастомизированными параметрами, по регистрации логотипа валюты, хостингу и блоковой аналитике. Сервис NXT помогает в создании и поддержке валют, альтернативных биткоину. NXT обеспечивает высокий уровень
безопасности и доступ к многочисленным децентрализованным биржам.

Преимущества публичного блокчейна

Публичные блокчейны, включая биткоин, Ethereum, Hyperledger и практически все альткоины, построены таким образом, чтобы у каждого пользователя был доступ к ним при наличии компьютера и выхода в интернет. Все данные на публичных блокчейнах общедоступны по умолчанию, хотя личная информация всех взаимодействующих участников может быть скрыта, как это делается в случае биткоина. У такой открытости есть свои плюсы: способность противостоять взлому и безопасность, ведь каждый участник видит все остатки на счетах и прохождение всех операций. Но это уменьшает пропускную способность системы. Внутри сети в таком случае перемещается меньшее количество данных, и происходит это медленнее, потому что все они должны быть продублировано всеми сторонами.

Публичный блокчейн — это прозрачный механизм. Он защищает пользователей, устанавливая ограничения, которые не способны преодолеть даже разработчики приложения. Хороший пример — соцсети. Каждый раз, когда Facebook изменяет свою политику, он уведомляет об этом общественность, и люди, для которых неприемлемы нововведения, покидают сервис. Если бы Facebook не сообщал бы честно и открыто об изменениях, тогда бы
пользователи могли потребовать публичного блокчейна, чтобы устанавливать свои правила.

На первый взгляд сложно понять, замечает Виталик Бутерин, почему разработчик приложений добровольно отказывается от власти и ограничивает себя. Однако экономический анализ показывает две ситуации, когда слабость оборачивается силой. Во-первых, если разработчик явно сделает трудным или невозможным совершение некоторых действий, это добавит ему доверия пользователей. Во-вторых, такое ограничение позволит разработчику избежать давления извне, например со стороны правительства.

Бутерин также упоминает, что, когда много организаций использует один блокчейн, растут преимущества сетевого эффекта. Это позволяет увеличить популярность системы и пользу от продвигающих ее организаций, а также сокращает операционные затраты и, в частности, риск контрагента.

В природе частных блокчейнов есть отдельные недостатки . Так, безопасность там обеспечивается старыми моделями, которые сродни замку́
Казалось бы, чем меньше людей знает о базе данных, тем безопаснее эта модель, но всегда может найтись хакер или внутренний злоумышленник из числа сотрудников организации. Кроме того, в приватных системах владельцы обычно не способны доказать отсутствие скрытых альтернативных блокчейнов, что может стать проблемой.

Дэвид Мондрус, руководитель высокотехнологической компании, работающей в сфере электронной коммерции, объясняет это так: «Когда люди говорят о «приватном» блокчейне, они на самом деле имеют в виду альтернативный блокчейн с прозрачной записью учета и множественными независимыми владельцами узла, иначе можно было бы просто описать это как оригинальную распределенную базу данных. Пока Proof-of-Stake доказывает свою
способность работать, мы имеем только Proof-of-Work. Используя его, блокчейн становится сильным сообразно денежной сумме, которую он берет, чтобы провести транзакцию».

В приватном блокчейне, даже в случае PoW, за ним стоит значительно меньше аппаратных средств, а это означает, что проще влиять на уровень доверия. На самом деле приватному блокчейну может доверять только его владелец.

Известный блокчейн-эксперт Андреас Антонопулос утверждает, что приватные блокчейны сегодня функционируют с теми же самыми ограничениями, которые имеют интранеты компаний, включая значительные проблемы безопасности. По его мнению, разрешенные блокчейны создают среду, где вредоносное программное обеспечение получает преимущество, и, таким образом, проблемы безопасности становятся постоянными и могут
полностью поглотить сеть.

Некоторые блокчейн-энтузиасты и вовсе заявляют: «Редактируемый блокчейн — это просто база данных. Вся суть блокчейна заключается в том, что он остается неизменным. Для системы, не имеющей централизованного управления, такой инструмент редактирования — большая концептуальная ошибка» (таково мнение Г. Наттала, основателя консалтинговой блокчейн-компании Dislytics). Однако это, скорее, можно отнести к проявлениям
«биткоин-максимализма» — термин, который ввел Виталик Бутерин для обозначения тех, кто уверен, что блокчейн без биткоина невозможен.

Каковы перспективы

PwC полагает, что на рынке есть место и для частных, и для публичных блокчейнов, а также для их комбинаций105. К 2020 году многие предприятия, работающие вне сферы банковских и финансовых услуг, возможно, станут использовать частные блокчейны для организации различных цифровых бизнес-потоков.

«У каждой компании будет своя собственная версия блокчейна, вероятно, даже сотни в одной компании — по одной для каждого возможного применения, — говорит в интервью PwC Ху Лян, старший управляющий директор недавно созданного технологического центра в компании State Street. — Мы думаем, что будут сотни, если не тысячи блокчейнов».

Однако за пределами банковской отрасли легионы разработчиков сосредоточены на публичных блокчейнах. Эти люди делают ставку на появление финансового инструмента, сравнимого по эффекту с появлением общедоступного интернета. Таково, например, видение сотрудников OpenBazaar, открытой одноранговой торговой площадки, появившейся в декабре 2015 года. «Вместо того чтобы идти на сайт, — заявляют в OpenBazaar, — вы загружаете и устанавливаете программу на компьютере, которая непосредственно соединяет вас с другими людьми, готовыми покупать у вас или продавать вам товары и услуги. Такой одноранговой сетью не управляет никакая компания или организация — это сообщество людей, которые стремятся торговать друг с другом напрямую».

Тенденция последнего времени — частные блокчейны под заказ Компании Deloitte (с Rubix), Eris Industries и AlphaPoint (со StreamCore) продают готовые решения для приватных блокчейнов непосредственно бизнесу. Есть также Microsoft, которая начала предлагать «Блокчейн как услугу» (BaaS) и приватные блокчейн-узлы, сформированные как шаблоны быстрого запуска в облачном сервисе Azure. Развивать блокчейн-узлы, и публичные и приватные, с элементами Azure чрезвычайно просто, таким образом теперь становится возможным тестирование блокчейна и внедрение его «за час». Наконец, существует вариант приватного блокчейна, который просто разворачивается на рабочем столе компьютера посредством MultiChain. Все это позволяет быстро решать вопросы дизайна, установки и работы приватных блокчейнов с учетом пользовательской специфики бизнеса.

И это мы еще не говорим о больших проектах подающих надежды блокчейн-консорциумов и о собственном решении SWIFT. Однако вполне вероятно, что один из консорциумов в будущем сможет, используя свой приватный блокчейн, занять ведущее место на основных направлениях финансового рынка. Одно можно сказать наверняка: чем шире распространяется частный блокчейн, тем более вероятно, что регулирующие его правила будут изменены.

2.7. Блокчейн против биткоина

Преимущества и сила биткоинов совсем не в возможностях анонимных платежей, а в том, что они базируются на технологиях с огромным потенциалом — так называемых цепочках блоков. Валюта — только одно из приложений технологии, возможно, даже не самое даже востребованное.

Питер Уэйнер, статья «За гранью биткоина: семь способов капитализации блокчейнов»

Крупные компании, отчаянно надеясь на блокчейн без биткоина, очень похожи на тех, что говорили в 1994-м: нельзя ли нам, пожалуйста, онлайн без интернета?

Марк Андресен, венчурный капиталист, запись в Twitter 18 декабря 2015 года

По оценке VentureScanner.com, в 2016 году существовало более 800 новых предприятий в глобальной биткоин-экосистеме, которые в совокупности собрали более 1 млрд долларов финансирования. В число этих бизнесов входили специализированные биткоин-биржи, биткоин-майнеры, которые предоставляют специализированную компьютерную технику, биткоин-кошельки и основанные на биткоине платежные сервисы, а также компании, предлагающие многие другие элементы инфраструктуры, включая, например, информагентства и СМИ.

Понятно, что всплеск интереса к цифровым валютам, таким как биткоин, создало распространенное заблуждение, что блокчейн имеет отношение только к банковскому сектору. И, несмотря на то что именно эта технология лежит в основе биткоина, вначале мир узнал о существовании биткоина и лишь потом о блокчейне. Суть его заключается в распределенной и неизменной природе цепочки записей, поэтому лучше говорить о биткоине как о первом
полноценном и работающем случае использования блокчейн-технологии.

По словам экспертов Deloitte, «в то время как общественность бурно спорит о биткоине, исследователи спокойно изучают технологию, которая лежит в основе этой и других цифровых валют, блокчейн — протокол для обмена ценностями через интернет без посредников. И вокруг того, как он мог бы преобразовать не только банковское дело, но и множество других секторов промышленности, все больше поднимается шумиха».

Если биткоин был быстро принят обществом и стал стремиться к массовому внедрению, блокчейн прошел абсолютно иной путь: технология некоторое время оставалась в тени и лишь теперь выходит на свет и принимается крупнейшими финансовыми институтами. Уместной аналогией могут быть электронная почта и интернет. Хоть первая и является важной составной частью второго, она не представляет его в целом. То же самое относится к
биткоину и блокчейну: они тесно связаны, но блокчейн выходит далеко за пределы сферы криптовалют. Биткоин когда-то казался чем-то непонятным, мистическим и почти что противозаконным. Он изначально рассматривался многими как средство финансирования теневого мира. Защитники биткоина хвалят его за отсутствие потребности в центральном управлении и малую степень правительственного регулирования. В действительности же
в условиях недостаточного надзора квазианонимный биткоин может поощрять незаконное поведение, что уже происходило неоднократно.

Так, Марк Карпелес, бывший CEO когда-то крупнейшей, затем столкнувшейся с серьезными проблемами и ныне уже не существующей биткоин-биржи Mt. Gox, попал под арест в Японии в августе 2015 года по обвинению в краже биткоинов на сумму примерно в 387 млн долларов109. Росс Ульбрихт, основатель сайта Silk Road («Шелковый путь»), где среди прочего шла торговля наркотиками за биткоины, был осужден в 2015 году. Как только Silk Road
закрылся, тут же возникли другие сайты, которые стали за биткоины продавать запрещенные товары. Два федеральных агента, попробовавших прикарманить часть биткоинов в ходе расследования по делу Ульбрихта, также стали фигурантами уголовного дела. Больше таких примеров вы найдете в разделе 7.1 нашей книги.

По мнению П. Уэйнера, идея блокчейна оказалась настолько успешной, что очень быстро приковала к себе внимание исследователей и предпринимателей, желающих построить системы, которые обеспечивали бы доверие при взаимодействии субъектов вне сферы криптовалют. При том что обычно блокчейн используется для проведения биткоиновых транзакций, многие компании ищут способы его применения для отслеживания других
операций, сделок или процедур. Некоторые хотят встроить свои транзакции в блокчейн биткоина, другие создают полностью независимый блокчейн или добавляют в блокчейн новые функции, отнюдь не ограничиваясь созданием очередной валюты.

Поскольку блокчейн обеспечивает абсолютно надежную запись транзакций между двумя и более сторонами и развивается множеством уполномоченных (и зачастую конкурирующих) субъектов, открывается масса возможностей для установления с его помощью сложных деловых взаимоотношений, исключающих обман и злоупотребления, заключает Уэйнер.

Вопрос о том, может ли биткоин быть отделен от блокчейна, не новый — он возник с появлением цифровой валюты и стал еще более актуальным по мере того, как крупнейшие финансовые учреждения начали признавать потенциал блокчейна. На технологию потрачены огромные суммы денег, однако многие компании, которые финансируют такого рода проекты, демонстрируют скепсис, когда дело доходит до валюты. Они должны или найти способ отделить технологию от валюты, или принять биткоин как таковой. Этот вопрос порождает страсти, идет борьба между двумя точками зрения: одну сторону занимают люди, верящие в то, что блокчейн-технология бесполезна без биткоина, другую — те, кто считает, что блокчейн проживет без криптовалюты. Аргументы, выдвигаемые теми и другими, приведены в двух следующих подразделах.

«Блокчейн должен существовать вместе с биткоином»

«Биткоин как валюта пережил поразительный рост стоимости в течение первых пяти лет. Валюта как материальный стимул — один из ведущих факторов, которые позволяли сети биткоина стать настолько децентрализованной и крупной», — считает Эрик Кун. Сторонники этих взглядов напоминают, что, если бы биткоин не рос в стоимости, никто никогда не услышал бы о блокчейне. «Майнерам нужны стимулы для вложения ресурсов.
Было бы трудно придумать устойчивую стимулирующую модель для других применений блокчейна», — уверен Кумар Шриджан, основатель биткоин-стартапа.

Раньше, когда биткоин был бесполезен, существовало очень мало майнеров, и, следовательно, чтобы поставить под угрозу систему и эффективно украсть или подделать биткоин, требовалась небольшая вычислительная мощность. Но тогда не было никакого смысла делать это. Зачем красть или подделывать что-то совершенно бесполезное? Поскольку покупательная сила биткоина повысилась, ценность блоков, которыми вознаграждаются майнеры, увеличилась вместе с ней, приведя к росту количества майнеров и производительности их компьютеров.

Красота блокчейн-протокола заключается в том, что он гарантирует: после достижения определенного уровня признания изменение записи в преступных целях всегда будет требовать большой производительности компьютера и, как следствие, расходов, превышающих гарантированные выгоды. Если бы технология отделилась от биткоина, то новый блокчейн был бы чрезвычайно уязвим, хоть и позволил бы сократить расходы на оплату тем, кто отвечает за учет. Опять же возникает вопрос: «Зачем?» Можно просто ввести транзакции в базу данных, хранимую более чем в одном месте, и мы получим то, что имеем теперь.

На самом деле блокчейн без биткоина в качестве токена использовался уже много раз. Примеры этого — Dogecoin, Litecoin или любые другие альткоины. Все они, по сути, основаны на блокчейн-технологии, но используют недавно созданный и, по существу, ограниченный токен. Эти валюты основываются на инфляционной модели, что означает, что их запас может бесконечно увеличиваться, а стоимость бесконечно уменьшаться со временем. Какой резон майнера соглашаться на долгосрочный проект с отложенным вознаграждением, если его окончательная сумма гарантированно станет меньше?
Блокчейн, очевидно, может быть отделен от биткоина, это уже делалось. Если просто сохранить распределенный реестр, то вновь возникает вопрос доверия третьей стороне или огромных расходов для достижения большого числа хранителей. Так или иначе, все преимущества технологии сойдут на нет. Единственное решение состоит в том, чтобы оставить биткоин или что-то подобное в качестве платы за поддержание распределенного реестра —
в долгосрочной перспективе это благотворно повлияет на покупательную силу существующей валюты.

Впрочем, вернемся к вопросу, поднятому ранее.

Одно из ключевых преимуществ биткоина — система внутренних стимулов. Люди и организации, включенные в биткоин-экосистему, от майнеров до разработчиков, непосредственно заинтересованы в усилении блокчейна.

Самый очевидный пример — майнеры: в обмен на усилия по защите сети они получают компенсацию (биткоины). Любая попытка с их стороны ослабить безопасность сети приведет к обесцениванию валюты, и, таким образом, их собственные накопления потеряют стоимость. Стимулы для небиткоиновых блокчейнов — нерешенный вопрос. Кто будет мотивирован защищать сеть?

Вероятно, безопасностью придется управлять таким же образом, как это делается с любой корпоративной базой данных — с помощью ИТ-отделов участвующих компаний, сотрудничающих в вопросах обновления базового ПО, майнинга и пр. Это вполне возможная схема стимулирования (в конце концов, ИТ-сотрудникам платят за их работу), но она восприимчивее к посторонним атакам и намного более централизована, чем абсолютно открытая сеть, такая как биткоин. И здесь аналогия Андресена с интернетом 1990-х, упомянутая ранее, кажется особенно актуальной:

многие крупные корпорации хотели создать собственный интернет, которым они управляли бы, — CompuServe, AOL и др. Идея «открытого интернета» — общей системы, не контролируемой никакой организацией, где могут участвовать все желающие, — казалась неслыханной и не приветствовалась в большинстве крупных корпораций. Но компании, которые сделали ставку на закрытую систему, были обречены на неудачу, а те, кто приняли открытый
стандарт, сегодня процветают.

То же самое может произойти с биткоином, предупреждают эксперты. Частные блокчейны — это попытки старых компаний сохранить статус-кво, выдавив с рынка стартапы, способные предложить новые идеи и услуги, будь система действительно открытой. Старые финтех-компании признают, что полный отказ от блокчейн-технологии, вероятно, похоронит их. Но «блокчейн без биткоина» может вполне означать «блокчейн для сохранения
статус-кво».

Блокчейн-консорциумы, проекты по созданию блокчейна без биткоина с открытым исходным кодом, пытаются устранить зависимость от него, копируя его самую усовершенствованную технологическую функцию — блокчейн.

Подобные проекты впечатляют, хотя еще неизвестно, можно ли успешно отделить блокчейн от базовой валюты.

«Биткоин больше похож на медь, а не на золото. Блокчейн не может существовать без биткоин-валюты, поскольку электроника не может существовать без меди», — считает Гленн Хатчинс, соучредитель Silver Lake Partners, частной инвестиционной компании.

Частный реестр эквивалентен интранету. А элементом, обеспечивающим ток в блокчейн-сети, является биткоин, чья покупательная сила происходит из его востребованности и защищенности, сформированной и поддерживаемой миллионами майнеров во всем мире.

Когда банки и организации, участвующие в консорциумах, пытаются развернуть независимые блокчейн-сети с уникальными валютами, это представляется чем-то вроде запуска интранета для международных банков, а не для всего населения Земли. Как банки собираются преобразовывать свою криптовалюту в фиатную валюту, остается тайной. Хатчинс заключает: фактически невозможно развернуть уникальную и независимую блокчейн-сеть, не используя биткоин в качестве международного средства сбережения, в силу различных факторов, включая проблемы безопасности и изменчивости.

Джереми Аллер, успешный предприниматель, который заработал более 60 млн долларов для своего стартапа, Circle — сервиса денежных переводов для пользователей биткоина, — сказал в интервью: «Я не хочу еще один сад, окруженный стеной. Я хочу Google для денег. Сегодня традиционные финансовые институты заявляют: "Мы любим технологию, но мы хотим управлять нашей собственной частной технологией". Это непрактично».

«Блокчейн может прожить без биткоина»

«Инновация — это блокчейн, а биткоин-валюта — просто катализатор», — уверен Иэн Диксон, основатель SpaceLingo. Теперь, когда блокчейн — публично известная технологическая часть открытого исходного кода биткоина, больше нет необходимости поддерживать его существование через валюту.

Известная статья, кажется, камня на камне не оставила от величия биткоина. Ее автор аргументирует: криптовалюта, которая так мучила технических специалистов и волновала инвесторов, сегодня находится в жалком состоянии, ее главные сторонники воюют друг с другом, а обычные потребители все еще безразличны к этой якобы революционной форме денег.

Пять лет назад, продолжает автор упомянутой статьи, биткоин-ландшафт был захватывающим местом. Пестрая смесь кодеров, либертарианцев и быстро богатеющих мелких торгашей ухватилась за обещание основателем биткоина Сатоши Накамото новой распределенной, защищенной от взлома денежной системы. Вскоре разразился ранний бум биткоина, и покупательная сила валюты ненадолго взлетела до 1200 долларов. Главные новостные СМИ вцепились в эту историю, а венчурные капиталисты выстроились в очередь, готовые финансировать любой бизнес со словом «бит» в названии. Во множестве организаций, от музыкальных лейблов до клубов NBA, поняли, что можно привлечь внимание прессы, просто объявив о приеме биткоинов.
Однако, как считает автор статьи, валюта не прижилась. Несмотря на все попытки ее популяризировать, обычные потребители так и не принимали биткоин. Отчасти проблема заключалась в том, что в глазах широкой публики за ним тянулся криминальный шлейф. Однако главной причиной, почему биткоин так и не завоевал популярность, стала его неудобность по сравнению, скажем, с кредитной картой: необходимо найти продавцов, которые принимают биткоин, а процедура оплаты включает в себя экзотические приложения, валютные сделки и занимающий несколько минут процесс проверки.

Исследование Citi в разделе «Анализ опыта работы клиентов с биткоином» отмечает: «С потребительской точки зрения биткоин — сложное понятие. Оно требует технической подкованности, чтобы понимать и правильно выполнять сделки. Пользователи должны разбираться в таких концептах, как кошельки, секретные ключи, обмены, подтверждения транзакции, вознаграждения, волатильность. Хотя это нельзя назвать невыполнимой задачей… в
данный момент опыт работы клиентов с биткоином достаточно скромный и распространяется лишь на технически подкованное меньшинство, понимающее, как функционирует криптовалюта и сеть. Это может послужить поводом для создания приложения, которое устранило бы все сложности для среднего потребителя».

Кроме того, недавний раскол в сообществе разработчиков биткоина, не договорившихся о системной модернизации, означает, что инфраструктуре распределенного реестра придется столкнуться с растущим отставанием во времени подтверждения сделки. В результате биткоин станет менее удобен, чем когда-либо, и продавцы (из числа тех, кто принял его поначалу) разбегутся, добавляет автор статьи.

Крупные банки постепенно обнаружили, что могут использовать лучшую часть биткоина, отбросив саму валюту (об этом рассказывается в разных главах нашей книги, потому данный тезис мы примем как достоверный).

Эксперты Deloitte задаются вопросом: какие альтернативы существуют для биткоин-блокчейна? И сами отвечают на него.

Блокчейн бывает разных видов. Наряду с биткоин-блокчейном в последние годы появился ряд других независимых блокчейнов. Ни один еще не достиг такого же масштаба , как биткоин , но они предлагают иные преимущества: возросшую скорость , бо́льшие мощности компьютеров для обработки данных , различные методы достижения консенсуса или более продвинутая функциональность. Litecoin, например, вряд ли является серьезным конкурентом биткоина, но транзакции там проходят быстрее. Ripple Transaction Protocol — более простой тип блокчейна, он обеспечивает моментальные, удостоверенные и недорогие в обслуживании международные платежи для банков и небанковских финансовых компаний. Сделки в распределенном реестре Ripple Transaction Protocol утверждаются по общему согласию, вместо того чтобы использовать принцип доказательства работы, как в биткоине, в силу того, что между сторонами сделки уже установлен определенный уровень доверия. Ethereum является краудфандинговым проектом с открытым исходным кодом, во многом похожим на биткоин-блокчейн, однако позволяющим сети узлов обслуживать собственные смарт-контракты.

Еще один вопрос: как банки планируют развивать блокчейн без майнеров?

Они строят собственную версию блокчейна и управляют ею сами. Как объясняет Джефф Гарзик (бывший разработчик биткоина, который создал консалтинговый бизнес Bloq и помогает банкам и другим бизнесам развернуть блокчейн-технологию), этот процесс включает анализ базового протокола, лежащего в основе биткоина, и дальнейшее избавление от всего, что связано с майнингом и функций компенсации. Гарзик говорит, что майнеры — интересный способ создания реестра, но они не важны в случае приватного блокчейна. «Частная цепочка решает проблему с надежностью за счет закрытости сети», — говорит Гарзик.

На практике это означает, что банки предпочтут нескольких доверенных партнеров глобальному объединению майнеров. Например, группа из 15 банков могла бы принять правило, согласно которому распределенный реестр становится официальным после его подтверждения компьютерами семи участников группы.

Что произойдет с биткоином в этом сценарии? Как отметил The Economist, он может стать чем-то необычным или просто историческим курьезом. Венчурные капиталисты, которые сделали крупные ставки на потребительские биткоин-стартапы, увидят, что их деньги сгорели. Когда будет написана последняя страница в истории биткоина, сама валюта, вероятно, останется просто любопытной сноской в рассказе о появлении новой замечательной
блокчейн-технологии, утверждает Дж. Дж. Робертс.

Уравновешенный подход

Оценки российских экспертов осторож

Категория: Криптовалюта / Блокчейн

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.