» Последние публикации на сайте

 
 
 
Сортировать статьи по: дате | популярности | посещаемости | алфавиту

ФАЛЬШИВИЙ ЗОЛОТИЙ ГАРБУЗ

Автор: rendo от 22-03-2018, 20:13, посмотрело: 278

0 Постійний ведучий щоденної передачі каналу NEWSONE "Суб'єктивні підсумки" Дмитро Співак вчора 22 березня 2018 року близько опівночі вручив ЗОЛОТИЙ ГАРБУЗ міністру закордонних справ України Павлу Климкіну. Нагадаємо, що ця "ПРЕМІЯ" від бувшого капітана однієї з Одеських команд КВН, носить відверто іронічний характер та вручається щосереди, виключно на ВЛАСНУ СУБ'ЄКТИВНУ ДУМКУ ведучого, публічній особі, яка в ЗМІ висловила очевидну нісенітницю.Та цього разу пан Дмитро відветро, як кажут в Одесі, "дав маху".

На його думку, очільник Українського Госдепу, насмішив громаду:

1) своєю заявою щодо введенням санкцій проти Германа Шредера (бувший канцлер ФРН, який зараз очолює консорціум з будівництва газової труби "Північний потік 2");

2) пропозицією від керівництва Космічного агентсва України побудувати за державний кощт космодром в Австралії для здійснення комерційних запусків супутників;

3) підтвердженого в ході офіційного візиту Президента України в Королівство (Емірат) Катар, як найшвидшого впровадження БЕЗВІЗОВОГО РЕЖИМУ між нашими країнами.

Та найбільш кумедною заявою для Дмитра стала пропозиція пана Климкіна працевлаштувати 23-х британських дипломатів, які висилаються з російської федереції в наслідок дипломатичного скандалу у справі Скрипаля (шпигунський трилер двоборства (національні змагання за власні інтереси) ФСБ Росії та МІ 6 Британії).

Очевидно, що недалекоглядний бувший кевеенщик Дмитро Співак, не зміг осягнути перспективи такої пропозиції. Наш міністр, звісно, як справжній дипломат, наперед не розкриваючий всіх карт розкладу, в випадку прийняття Британією цієї привабливої пропозиції, одержував в своє розпорядження безцінний кадровий ресурс.

Як розмірковував Климкін:

1) британскі дипломати з 100 %(відсотковою) гарантією довершено володіють англійською мовою;

2) в Міністерстві зовнішніх справ України на сьогодні є вакансії Черезвичайних та Повноважних Послів в понад 15 (інформація від самого пана Співака), здебільшого африканських, країн;

3) отже, своєчасна пропозиція про працевлаштування британських дипломатів, вигідна та корисна, економить бюджетні кошти та неябиякий час на підготовку висококваліфікованих спеціалістів, стверджує позитивний імідж країни.

Додаткові коментарі, на наш погляд, зайві, бо стратегічний задум мінстра провалено виключно з "легкої руки" добродія Співака. Ми, поки що, не будемо шукати в його діях "змову" або "зраду", але, навіть якщо це просто ДУРІСТЬ, то вельми шкідлива.

Резюме:

1) без ЗОЛОТОГО ГАРБУЗА залишився інший гідний кандидат;

2) самостійного посла в Беніні (та і в інших афроангломовних країнах) в найближчому майбутньому не буде;

3) 23 (ДВАДЦЯТЬ ТРИ !) кваліфіковані дипломати не отримають роботу вже сьогодні.

Висновок: якщо канал NEWSONE таки закриють за системні порушення СПОКОЮ ГРОМАДЯН УКРАЇНИ, то його господарі будуть цілком завдячувати саме таким передачам, як ЗОЛОТИЙ ГАРБУЗ Дмитра Співака; а посилатимуться, при цьому, на якісь примарні "ГОНІННЯ на СВОБОДУ СЛОВА" !

Категория: Крауд Платформа / СМИ / Мир

 

СТАНОВЛЕННЯ І РОЗВИТОК ІНСТИТУТУ ВИБОРІВ У СТАРОДАВНІХ АФІНАХ (ІСТОРИКО-ПРАВОВИЙ АСПЕКТ)

Автор: rendo от 18-03-2018, 13:31, посмотрело: 55

0 Тернавська В.М. - Становлення і розвиток інституту виборів у Стародавніх Афінах...

ТЕРНАВСЬКА Вікторія Миколаївна - кандидат юридичних наук, доцент кафедри
міжнародного права та порівняльного правознавства Київського міжнародного університету


Інститут виборів є одним із найдавніших інститутів політичної та правової систем. Політичні вибори вважаються найбільш доступним способом участі громадян у формуванні органів державної влади та громадського самоврядування з метою впливу громадян на процес творення та здійснення державної політики.

Питання історії держави і права Стародавніх Афін досліджувало багато вчених-юристів, а саме: Катрич В.М., Шевченко О.О., Утченко С.Л., Громаков Б.С.,
Суриков І.Є., Корзун М.С. та ін., однак малодослідженим залишається саме питання становлення і розвитку інституту виборів у період античності. Історія виборчого процесу вимагає ґрунтовного наукового дослідження історичних передумов становлення інституту виборів, виявлення порушень виборчих прав громадян та вивчення шляхів усунення недоліків у виборчому законодавстві, що є достатньо актуальним для України, де політичний процес насичений виборчими кампаніями різних рівнів виборів.

Ідея політичного представництва була вже добре відома античному світу. Державний апарат Афінської республіки у V-IV ст. до н.е. формувався з врахуванням територіальної організації населення та майнового цензу. Основними принципами заміщення посад були: виборність, строковість, колегільність, безоплатність і звітність. Обрання кандидатів здійснювалося або шляхом виборів, або за жеребом.

Кожен повноправний громадянин Афін мав право балотуватися на певну посаду. Таким правом наділявся кожний чоловік з досягненням певного віку, який мав громадянство і певну нерухомість. Громадянство набувалося за принципом права крові: якщо батько був громадянином Афін, відповідно і син наділявся всіма політичними правами. Однак у 451 р. до н.е. за пропозицією видатного політичного діяча Перикла було прийнято закон про громадянство, відповідно до якого лише особа, чиї батьки обидва були афінянами, вважалася повноправним громадянином Афінської республіки. По досягненні 18-річного віку така особа заносилася на зборах громади до списку дему по батьківській лінії, що дозволяло їй вийти з-під батьківської опіки та набути всіх політичних прав і обов’язків. Однак брати участь у політичному житті Афінської держави особа могла лише з 20 років, коли вона як ефеб зараховувалася на військову службу, а тому заносилася до списків Народних зборів.

Вибори посадових осіб проходили щорічно шляхом відкритого голосування в Народних зборах (еклесії), що були вищим органом влади. Вибори проводилися наступним чином. Голова Народних зборів зачитував народу список кандидатів на відповідну посаду і виборці голосували, піднімаючи вверх руку, окремо за кожного кандидата. Глашатай рахував голоси виборців, більшість яких і вирішувала результати виборів.

Однак з часом перевагу було надано виборам за жеребом. Афіняни вважали, що саме таким чином можна добитися істинної рівності громадян, оскільки при голосуванні, навіть якщо воно проходить відкрито, завжди можна вплинути на чиюсь думку шляхом підкупу чи погроз і забезпечити перемогу людям багатим та впливовим.

Голосуванням обирали лише тих, від кого вимагалася спеціальна кваліфікація:

10 стратегів (по одному від кожної філи),

10 таксиархів (командирів піхотних загонів),

2 гіпархів (начальників кінноти) і їх 10 помічників (філархів),

10 софроністів, які відповідали за виховання ефебів та здійснювали інші повноваження.

Головними посадовими особами в Афінах були стратеги й архонти. Колегія стратегів, створена у 501 р. до е.н., складалася з десяти членів, що обиралися Народними зборами з числа жонатих громадян, які мали нерухомість. Внаслідок реформ Перикла можливість обіймати державні посади була визнана за всіма повноправними громадянами, незалежно від майнового стану. Колегія стратегів мала досить широкі повноваження, серед яких розпорядження коштами, що виділялися на утримання армії і флоту, питання дипломатичних зносин, право скликати позачергові засідання Ради п’ятисот чи Народних
зборів тощо. Інколи із стратегів виділявся автократор, який командував армією, а за надзвичайних обставин отримував всю повноту влади в державі. Зі зростанням повноважень стратегів зменшувалося політичне значення архонтів. Єдиною колегією вони діяли рідко – при вирішенні Народними зборами питання про остракізм і докимасію.

Решту посад обіймали за жеребом: будь-який громадянин міг виконувати державні обов’язки, від нього вимагалося лише добросовісність і чесність, а не особливі здібності і спеціальні знання.

Вибори чиновників за жеребом відбувалися у храмі Тезея під головуванням фесмофетів. Для цього ставили дві урни, в одній з яких були імена кандидатів, які претендували на певну посаду, написані на табличках, а в іншій відповідна кількість білих і чорних квасолин. Архонт витягав одночасно табличку і квасолину. Якщо квасоля була білою, кандидат вважався обраним. Однак на цьому процедура здобуття посади не закінчувалася, кандидату слід було пройти ще перевірку у Раді п’ятисот (буле), де його кандидатуру могли відхилити, визнати недостойною і непідходящою для виконання даних обов’язків. Тому завжди обирали двох кандидатів на одну посаду. Жереб називав імена:

9-ти архонтів,

500 членів Ради (булевтів),

6000 геліастів,

10 астиномів (особи, які відповідали за чистоту міста, за дотримання порядку і моральності громадян на вулиці),

10 агораномів (ринкових наглядачів),

10 завідуючих ремонтом храмів та ін.

Особливого значення набули вибори булевтів. Внаслідок реформ Клісфена у 509 р. до н.е. було утворено Раду п’ятисот – уряд Афінської держави. Буле безперервно функціонував у період між скликаннями Народних зборів, готуючи справи до чергових засідань, здійснював виконання їх рішень і
контролював діяльність посадових осіб.

В Раду п’ятисот входило по 50 чоловік від кожної з десяти територіальних філ. Право балотуватися в Раду належало всім афінським громадянам, окрім фетів (хоча часто відходили від букви закону), які були у списках демотів і відповідали загальним конституційним вимогам для здобування державних посад – епітимії.

Члени Ради (булевти) обиралися за жеребом на один рік з громадян, які досягли 30 років. Порушення цієї вимоги тягнуло певне покарання. Заборонялося більше двох разів виконувати обов’язки булевта. Більше того, між першим і другим обійманням посади булевта мав сплинути певний термін. Також втрачалося право на буле у випадку обрання на іншу державну посаду і суспендувалося до здавання посадовою особою звіту.

Деми (найменші територіальні одиниці) виставляли декілька попередньо обраних кандидатів, з яких за жеребом призначалася встановлена для громади кількість булевтів. Інша половина, не обраних, були в якості запасних. При обранні булевтів застосовувався принцип рівного представлення кожної філи. Однак афінська демократія не знала примусової участі громадян у державному житті, тому існувала ціла група нечисельних громад, які не посилали своїх представників до Ради і взагалі утримувалися від участі в державному управлінні.

Перед вступом на посаду всі обрані піддавались особливій перевірці – докимасії, під час якої з’ясовували їх право на обіймання посади, політичну благонадійність і необхідні особисті якості. Тому магістратів обирали за два місяці до закінчення року, щоб вони встигли пройти перевірку (докимасію).

Докимасія була останньою стадією виборчої процедури, із завершенням якої остаточно визначався склад Буле на наступний рік. Нова Рада приступала до виконання своїх обов’язків 14 скирофоріона (кінець червня). В приміщенні Буле здійснювалося урочисте жертвоприношення і всі члени Ради приносили звичайну посадову присягу.

Під загрозою покарання не мали права претендувати на обрання чиновники, які не здали звіт про виконання попередніх посадових обов’язків, а також державні боржники. Не можна було обіймати посаду двічі (виключення робилося лише для стратегів) чи дві посади одночасно.

Виконання посадових обов’язків вважалося за почесний обов’язок, а тому ця робота не передбачала винагороди. Саме з цієї причини на посаду стратегів і архонтів могли претендувати лише люди заможні, оскільки в обов’язок ставився ряд благочинних витрат. Однак внаслідок реформ Перикла для заохочення широких верств населення до активної участі у політичному житті вводилась винагорода за виконання обов’язків державних службовців.

Після сплину терміну повноважень посадові особи надавали звіти про свою діяльність Раді п’ятисот і геліеї, а саме про виконання покладених обов’язків, про порядок витрачання цільових коштів. Протягом року посадові особи 10 разів звітували перед Народними зборами за свою діяльність, кожного у будь-який момент могли усунути з його посади. За зловживання владою кожен посадовець міг бути притягнутий до відповідальності.

Враховуючи широту владних повноважень деяких державних посад, слід відмітити наявність серйозної боротьби за право їх обіймати. Це, у свою чергу, породжувало різного роду зловживання під час виборчого процесу. Найбільш поширеним засобом, що використовувався у такій боротьбі був підкуп. Так, багато хто хотів обіймати посаду булевта, тому особи, обрані в якості запасних, прагнули усунути новообраного булевта, сплативши йому річну платню за
добровільну відмову від посади. Підкупи також мали місце на попередніх стадіях виборчого процесу. Зокрема, демоти вносили у виборчі списки осіб, які не відповідали вимогам обрання в Раду чи які не належали до даного дему, так що, враховуючи постійні зловживання, деми були позбавлені участі в
обранні посадових осіб, за виключенням деяких чисельних колегій і Ради п’ятисот.

Іншою серйозною зброєю політичних опонентів була докимасія. Річ у тому, що позитивний результат жеребкування не завжди передбачав обрання в Раду. Обраних за жеребом піддавали докимасії, як називалася на той час офіційна перевірка правоздатності кандидатів, обов’язкова для всіх афінських посадових осіб. Докимасія булевтів була обов’язком Ради попереднього року, яка в особі свого голови, пропонувала кандидату питання, що мали за мету встановити приналежність його до античного дему, громадянську повноправність і, в якості та відповідність встановленому майновому цензу. Особа, яку опитували, представляла свідків на підтвердження своїх показань, після чого наступала черга приватних осіб, які побажали б повідомити Раді про відомі
їм перепони для допущення кандидата в Буле. Право виступати в якості такої особи під час докимасії належало будь-якому афінянину; зокрема, члени Ради, присутні при докимасії ex officio, навіть зобов’язувались одним з пунктів присяги Ради дати свідчення про одного з членів Ради, що він є непридатним для цієї посади. Кандидат надавав заперечення і часто знаходив захисників серед присутніх на докимасії: обидві сторони виставляли на свою користь свідків, надавали документи, виголошували промови, що складалися спеціально з цією метою професійними риторами. Таким чином, процедура докимасії перетворювалася на справжній судовий процес.

Після заслуховування обох сторін Рада постановляла своє рішення, яке приймалося більшістю голосів, при чому відхилення кандидатури могло бути навіть при відсутності обвинувачення, як часто бувало, якщо при опитуванні з’ясовувалась недостатність підстав, що вимагалася за законом, чи в руках Ради знаходилися докази, що надто сильно компрометували майбутнього булевта як державного діяча. Місця, що звільнялися, заміщалися особами, яких обрали в якості запасних булевтів, котрі, в свою чергу, піддавалися докимасії перед Радою у тому ж порядку.

Ще більші зловживання мали місце під час виборів стратегів й архонтів. Основна боротьба за владу точилась між аристократичною та демократичною партіями. Однак політичні угрупування в афінському полісі V–IV ст. до н.е. не мали масового характеру і функціонували у колі політичної еліти, а не серед широких прошарків пересічних громадян. Найбільш поширеним типом угрупувань зазначеного періоду була гетерія – об’єднання декількох десятків громадян навколо «харизматичного лідера», яка і мала зазвичай назву від імені свого лідера. Малі політичні угрупування могли об’єднуватися у певні моменти в коаліції.

Мали місце і змови, кулуарні торги, як, наприклад, всім відома змова між Нікієм і Алківіадом у 415 р. до н.е., спрямована проти Гіпербола. Кандидати часто використовували такі засоби, як наклеп, підкуп і навіть вбивство. Так, під час обрання першого стратега на 480 р. до н.е. Фемістокл купив грошима у
Епідіка відмову від балотування на цю посаду. Жертвою політичної боротьби двох політичних угрупувань став Ефіальт, який у 461 р. очолив народну партію, однак невдовзі одного ранку його було знайдено вбитим у себе вдома.

Особливо ефективним засобом у боротьбі за владу був остракізм. Процедура, що отримала назву остракізму, була запроваджена Клісфеном з метою попередити спроби аристократії реставрувати старі порядки. Процедура проведення остракізму була наступною. Раз на рік голова Ради п’ятисот
(епістат) ставив демосу питання, чи немає серед співгромадян таких осіб, які є небезпечними для держави. Якщо народ вважав, що такі особи є в афінському суспільстві, то Рада п’ятисот готувала проект постанови (пробулевму), який і виносився на голосування. Попередньо кандидатури не висувалися, кожен афінський громадянин вправі був самостійно вписати на остраконі (глиняному черепку) ім’я того, кого вважав загрозою для афінської демократії.

Голосування проходило на Агорі. При подачі черепків їх потрібно було повернути вниз надписом, тобто процедура голосування була таємною. Однак така таємність у більшості була формальною, оскільки деякі громадяни приносили вже з дому заповнений остракон, інші, не вміючи писати, просили інших допомогти заповнити остракон. Рішення приймалося простою більшістю голосів, яких, однак, мало бути не менше 6-ти тисяч. Засуджений більшістю голосів повинен був виїхати за межі Аттики строком на 10 років. Після оголошення імені громадянина, якого виганяли, йому надавалося десять днів на те, щоб вирішити всі свої питання у місті, зібратися, після чого він повинен був покинути територію полісу. Однак конфіскації майна не було, і вигнанець міг володіти, а також через довірену особу користуватися своїм майном, а по сплину десятирічного строку міг повернутися в Афіни і знову зайнятися політичною діяльністю.

Остракізм, направлений спершу проти родової аристократії, використовувався у подальшому у політичній боротьбі між різними угрупуваннями, що існували в афінському суспільстві. Остракізм був спрямований проти сильних, владних аристократичних лідерів, чий політичний вплив сприймався вже як загроза існуючому політичному устрою. Так, влітку 482 р. до н.е. Фемістокл був обраний стратегом лише завдяки тому, що напередодні виборів поширив чутки в народі про прагнення видатного політичного діяча Аристида узурпувати владу шляхом встановлення монархічної форми правління.

Відомі були й інші правопорушення та зловживання під час виборчого процесу. Таким чином, саме антична демократія породила такі інститути, як вибори, люстрація та звітність посадових осіб перед виборцями за свою діяльність, а також виробила певні правові інструменти боротьби з правопорушеннями під час виборів.

Така політична практика, незважаючи на свою давність, є актуальною на сьогодні, оскільки сучасні вибори всіх рівнів в Україні супроводжують такі ж негативні явища, як підкуп виборців, усунення політичних опонентів шляхом погроз і застосування насилля, фальсифікації підсумків голосування тощо. Вивчення історичного досвіду має сприяти удосконаленню роботи вітчизняних інститутів конституційного права та здатне прискорити процес конституційної реформи, що триває в Україні.

Література

1. Аристотель. Этика. Политика. Риторика. Поэтика. Категории. – Мн.: Литература, 1998. – 1392 с.

2. Громаков Б.С. История рабовладельческого государства и права (Афины и Рим): – М.: Типография ВНИИТЭМР, 1986. – 80 с.

3. Воеводский Л. Время введения и политическое значение выборов по жребию в Афинской республике / Сборник сочинений студентов университета св. Владимира. – К.: университетская типография. – 1882. – Выпуск 4. – С. 1-130.

4. Бузескул В. История Афинской демократии. – СПб.: Типография М.М. Стасюлевича, Вас. остр., 5 лин., 28., 1909. – 468 с.

5. Древняя Греция. Книга для чтения / Под ред. С.Л. Утченко и Д.П. Каллистова. – М.: Государственное учебно-педагогическое издательство Министерства просвещения РСФСР, 1954. – 232 с.

6. Арский Ф. Перикл / Жизнь замечательных людей. – М.: «Молодая гвардия», 1971. – 224 с., с илл.

7. Гольдин Н. Афинский совет. История, организация, ведомство. – Х.: Типография и Литография М. Зильбергберг и С-вья, 1904. – 142 с.

8. Суриков И.Е. Остракизм в Афинах. – М.: Языки славянских культур, 2006. – 640 с.

9. Плутарх. Знаменитые греки. – М.: Издательство «Просвещение», 1968. – 246 с.

Категория: Экономика / Разведочная експедиция

 

КВЕД: навіщо він підприємцеві та нові умови зміни

Автор: rendo от 14-03-2018, 10:36, посмотрело: 62

0
Класифікатор видів економічної діяльності (КВЕД) - статистичний інструмент, специфічним принципом якого є об'єднання підприємств в групи за ознакою: подібність товарів чи послуг, які виробляє та надає підприємство, або використання подібних процесів для виготовлення товарів і надання послуг.

А Сільське господарство, лісове господарство та рибне господарство

H Транспорт, складське господарство, поштова та кур'єрська діяльність

O Державне управління й оборона; обов'язкове соціальне страхування

B Добувна промисловість і розроблення кар'єрів

I Тимчасове розміщування й організація харчування

P Освіта

C Переробна промисловість

J Інформація та телекомунікації

Q Охорона здоров'я та надання соціальної допомоги

D Постачання електроенергії, газу, пари та кондиційованого повітря

K Фінансова та страхова діяльність

R Мистецтво, спорт, розваги та відпочинок

E Водопостачання; каналізація, поводження з відходами

L Операції з нерухомим майном

S Надання інших видів послуг

F Будівництво

М Професійна, наукова та технічна діяльність

T Діяльність домашніх господарств

G Оптова та роздрібна торгівля; ремонт автотранспортних засобів і мотоциклів

N Діяльність у сфері адміністративного та допоміжного обслуговування

U Діяльність екстериторіальних організацій і органів


Значення класифікації для підприємців

За допомогою вірного кодування визначається головний та другорядний вид економічної діяльності юридичних та фізичних осіб в Україні. Відображення в ЄДРПОУ в більшій мірі має цінність для органів державної статистики, а вже в другу чергу – безпосередньо для підприємців.

У формуванні коду вирішальною рисою є головний вид діяльності. Те саме стосується і створення груп подібних організацій з метою отримання статистичної інформації державними органами статистики. Завдяки обов'язковому кодуванню при реєстрації підприємців, статистичні данні відстежуються і в рамках держави, і за її межами.

Увага! З наказів Держспоживстандарту України по Класифікатору стає зрозуміло: відсутність у статуті, що регулює діяльність підприємства, кодів при вчиненні будь-яких угод, не робить їх недійсними.

Але, на практиці, код реєстрації підприємства - це не статистика, а неминучість: для отримання ліцензії наявність коду обов'язкова. Відомі і інші складні випадки. Наприклад, у підприємців на спрощеному оподаткуванні вимагають коди контрагенти. Аргумент - сплата ПДФО (прибутковий податок).

Підприємцям треба знати, що види економічної діяльності, а точніше їх коди за класифікатором, змінюються за заявою в будь-який час. Процедура зміни доступна лише державним органам статистики на підставі статистичних спостережень та у порядку, який встановлює українське законодавство.

Для зміни кодування у картці реєстрації, підприємець, крім заяви, повинен надати додаткові довідки. Отримання нового коду - не тільки паперова тяганина. Зміна спричиняє певні наслідки. Підприємець зобов'язан повідомити за зміну коду Податкову Інспекцію. Зробити це потрібно до завершення наступного місяця. Інакше - невірна сплата податку.

Нові умови зміни коду реєстрації підприємств

З 1 січня 2012 року Україна використовує редакцію ДК 009: 2010, яка прийшла на зміну ДК 009:2005. Поширена назва чинної редакції класифікатору – КВЕД-2010, 2012, 2014, 2015 та 2016. Це – один наказ, зміна якого відбувалася протягом декількох років.

За правилами діючого кведу код складається згідно ієрархічного кодування із застосуванням літеро-цифрової класифікації. Де "літерні" позначення - «Y» (секції від A до Q) та «YY» (підсекції, які є в наявності тільки в секціях «C» та «D»), "цифрові" – «XX» (розділ), «XX.X» (група), «XX.XX» (клас) та «XX.XX.X» (підклас).

Деталізація коду підприємця залежить від рівня, на якому він буде використовуватися.

Структура коду в залежності від рівня використання

Y YY XX – міжнародна класифікація Статистичної комісії Організації Об'єднаних Націй.

Y YY XX.XX – кодифікація Європейського Союзу.

Y YY XX.XX.X - національне класифікування України.

2016 рік теж вніс корективи. З цього часу діють нові умови зміни видів діяльності. Вартість процедури зросла до 30% від суми мінімальної заробітної плати. І це, при існуванні додаткової умови: сума адміністративного збору анулюється, якщо папери були оформлені з помилками або підприємець отримав відмову у проведенні реєстрації.

З вибором коду доведеться зіткнутися кожному, хто планує розпочати реєстрацію юридичної чи фізичної осіб. Незважаючи на те, що в реєстраційній картці завжди доступна зміна коду, до його вибору слід поставитись розважно. В деяких випадках, невірно обраний код класифікатору розцінюють як отримання доходів від невизначеного виду діяльності.

Найпопулярніший КВЕД: 68.20, 46.90, 47.19, 70.22, 47.11, 49.41, 52.29, 62.02, 41.20, 47.89.

Це - види, головна мета яких оренда, експлуатація та будівництво житлової та офісної нерухомості, оптова та роздрібна торгівля, галузь транспорту, комерційна діяльність, керування підприємством та інформатизація.

Запитання - Відповідь

Як визначитися з вибором кодів видів економічної діяльності?

Код КВЕД відображає вид діяльності, яким ви займаєтесь чи плануєте займатися. І тому, саме від намірів підприємця буде залежати, який саме КВЕД обрати. У цьому питанні можна визначитися самостійно, керуючись своїми планами, або звернутися до юридичного консультанта, якому також будуть потрібні деталі щодо ваших намірів.

Як вибрати основний вид економічної діяльності?

Для визначення основного фактичного виду діяльності юридичної або фізичної особи необхідно слідувати таким правилам:

знайти розділ у Класифікатору, який буде відповідати сфері діяльності;

скласти перелік КВЕДів, які відповідають економічній діяльності з даними щодо валової доданої вартості (або іншого показника) за останній рік;

визначити секцію, яка має об'єктивну перевагу за обраним показником;

за аналогічним принципом в цій секції потрібно вибрати розділ, а потім групу та клас.

Обраний клас і визначить основний вид економічної діяльності ФОП та юридичної особи.

Скількі КВЕДів можна обрати?

На часі, українське законодавство не має обмежень з цього питання. Єдине, що потрібно знати: реєстраційна картка вміщує не більше 6 пунктів. Якщо перелік з вибраних кодів розтягнувся на більшу кількість позицій, можна надрукувати ще одну сторінку. Але, у таких випадках є ризик - державний реєстратор може відмовити у прийнятті документів з “розширеною” карткою.
Існує два виходу:

1) наполягати на своєму;

2) додати допоміжні КВЕДи після реєстрації.

Другий варіант більш прийнятний та результативний.

Чи можна змінювати код КВЕД?

Законодавство України не тільки дозволяє, але в деяких випадках, з урахуванням різних факторів, вимагає, зміни основного, другорядного та допоміжного КВЕДу.

Чому необхідна зміна видів діяльності відповідно до нового КВЕД?

Зі зміною старого класифікатору України ДК 009:2005 на новий ДК 009:2010, який був складений за європейськими стандартами, виникла юридична колізія. Згідно чинного законодавства, відповідальності за несвоєчасну зміну кодів у відповідності до нової Класифікації не існує, тому досі можна зустріти випадки, коли в безстрокових Свідоцтвах про сплату єдиного податку вказані коди недіючого КВЕД-2005. Але, треба зазначити, ігнорування необхідності зміни може призвести до ускладнень з оподаткуванням.

А ще зміни потрібні:

щоб установчі документи відповідали чинному законодавству України;

для надання нових даних до податкової інспекції, тому що саме податкові органи будуть контролювати правильність позначенного коду діяльності, адже від цього відповідно до вимог Податкового Кодексу залежить спосіб оподаткування;

для подальшого надання даних до органів, що видали підприємству ліцензію чи дозвіл на здійснення певних видів діяльності.

Коли зміна кодів не обумовлена законодавством?

У бізнесі необхідність зміни в кодах видів економічної діяльності найчастіше обумовлено змінами в спрямованості надання послуг або в появі нових категорій отримання прибутку.

Які документи потрібні для зміни та додавання КВЕД?

Для зміни КВЕД державному реєстратору потрібно пред'явити: свідоцтво або виписка про державну реєстрацію;

перелік видів діяльності, котрі потрібно включити (виключити) з ЄДР; з 2016 року Реєстраційну картку Ф.4 замінили на спеціальну заяву (для юридичної особи);

Реєстраційну картку Ф.11 (для фізичної особи-підприємця);

паспорт та оригінал доручення від засновників (в випадку, коли документи подає довірена особа);

довідка з управління статистики;

квитанція про сплату адміністративного збору.

Як правильно обрати новий код діяльності відповідного до нового Класифікатору?

Тут все передбачено державою. Для того щоб не шукати, не вигадувати та не заплутатися, достатньо скористатися спеціально створеним ресурсом від Держстату України, який являє собою автоматичний конвертер між кодами КВЕД-2005 та КВЕД-2010.

Які види економічної діяльності потребують ліцензування на території України?

Повний перелік видів господарської діяльності, які потребують ліцензування, викладений у Ст. 7 Закону України “Про ліцензування видів господарської діяльності” від 02.03.2015 № 222-VIII (поточна редакція - 01.01.2016).

Що буде, якщо ФОП працює не по визначеним у документації КВЕД?

У випадку ФОП наслідки залежать від системи оподаткування. Для фізичної особи на єдиному податку це може бути як підвищена ставка, так й анулювання реєстрації платника єдиного податку за ініциативою податкових органів. Все залежить від групи платників єдиного податку, до якої належить підприємець. А ФОП на загальній системі оподаткування загрожує анулювання права на “податкові витрати”. Платити податок доведеться з валового доходу.

Категория: Экономика / Разведочная експедиция

 

Ацетилированная древесина Accoya

Автор: rendo от 2-03-2018, 09:35, посмотрело: 74

0 Accoya® - это ацетилированная древесина, уникальный материал, который можно назвать "новой породой древесины". Благодаря своим характеристикам он идеально подходит для наружных работ, в том числе для изготовления окон, дверей, обшивки террас и зданий. В качестве сырья для производства этой высококачественной древесины используются материалы, полученные от эффективных лесопользователей. Они нетоксичны и отличаются устойчивостью к деформациям и долговечностью, превосходя самые лучшие сорта тропической твердой древесины.

Ацетилированная древесина Accoya
Древесина Accoya® — это результат более 75 лет научно-исследовательских работ, благодаря которым давно существующую и глубоко проработанную технологию модификации древесины — ацетилирование — объединили с передовыми разработками и, таким образом, создали, запустили в производство и впервые выпустили на рынок эту высококачественную древесину.

Древесина Accoya® прошла длительное тестирование во всех погодных условиях на земле, под землей и даже в воде, доказав, что может выдержать самое суровые условия эксплуатации. Неизменное качество и эффективность древесины Accoya® постоянно доказывает производителям, архитекторам, строителям и домовладельцам, что они сделали правильный выбор.

Accoya® подвергается модификации по всей толщине. Она обладает двумя основными преимуществами:

Те, кто использует древесину Accoya® , могут быть совершенно уверены в ее долговечности. Чтобы удостовериться, что каждая партия материала однородна по качеству и соответствует высочайшим стандартам эффективности, после модификации проводятся лабораторные испытания.

При распиле или строгании на древесине Accoya® не остается открытых неацетилированных поверхностей по любому из измерений. Благодаря этому больше не нужно прямо на месте наносить защитные химикаты, как это требуется при использовании немодифицированной древесины или древесины, у которой обработке подвергается только поверхность.

Преимущества древесины Accoya ®:

Ацетилированная древесина Accoya
Устойчивость к деформациям

вспучивание и усадка снижены на 75% и более

двери и окна открываются без дополнительных усилий круглый год

краска и лак держатся в 3-4 раза дольше, что серьезным образом снижает эксплуатационные расходы

Долговечность высшего класса

самая долговечная древесина: срок службы составляет 50 лет на поверхности земли и 25 лет в земле

долговечнее, или такая же как тик

идеально подходит для использования вне помещений

Устойчивость к плесени и насекомым

Accoya® не усваивается насекомыми и микроорганизмами

высокий уровень устойчивости к грибкам, разрушающим древесину

Accoya® практически не поддается гниению

Обрабатываемость

Accoya® легко поддается машинной и ручной обработке

Нетоксична, устойчива, надежна

Accoya® нетоксична — окружающая среда надежно защищена от вредного воздействия ядов поскольку в ацетиолированной древесине нет открытых неацетилированных поверхностей по любому из измерений

нет необходимости наносить защитные химикаты, которые нужны при использовании немодифицированной древесины или древесины, у которой обработке подвергается только поверхность

Accoya® производится из материалов, поставляемых эффективными лесопользователями, сертифицированными Лесным попечительским советом (FSC), в рамках Программы поддержки лесной сертификации (PEFC) и другими региональными сертифицирующими организациями древесину

Accoya® можно безопасно утилизировать и использовать повторно

Устойчивость к деградации под воздействием УФ-излучения

Accoya® отличается высоким уровнем устойчивости к воздействию ультрафиолетового излучения. Это означает, что естественный внешний вид дерева с прозрачным покрытием сохраняется надолго

Accoya® — идеальный материал для субконструкций и каркасов

Естественная изоляция

Accoya® отличается более высоким уровнем теплоизоляции, чем другие распространенные породы дерева

Accoya® идеально подходит для окон и наружной отделки зданий, что очень важно для рационального использования энергии

Прочная и красивая, как и задумано природой

процесс обработки нисколько не вредит прочности и естественной красоте дерева

древесина отличается повышенной твердостью

соотношение твердости и веса древесины Accoya® позволяет использовать ее в сложных наружных конструкциях, например, при возведении дорожных мостов.

Категория: Крауд Платформа / СМИ / Мир

 

Блокчейн: великий и ужасный часть 5

Автор: rendo от 7-02-2018, 11:20, посмотрело: 93

0 2.8. Блокчейн — лучший друг управления данными (главы из книги Блокчейн: Как это работает и что ждет нас завтра ...)

Блокчейн — это новый интернет. Обсуждая публичный блокчейн, мы говорим о том, что это имеет огромное значение в экосистеме сервисов, которая не препятствует доступу или имеет большое доверие со стороны людей.

Шон Невилл, соучредитель Circle

Блокчейн-проекты Sia и Storj предоставляют услуги по хранению данных для бизнеса… криптовалюты этих систем — Storjcoin и Siacoin эквивалентны акциям компаний, занимающихся хранением данных. Их продукты напрямую конкурируют с Dropbox, Amazon S3, Google Storage и иными аналогами, а сам факт владения этими монетами фактически аналогичен владению акциями Amazon, Dropbox и Google.

Степан Гершуни, Forbes Contributor

Блокчейн и биг дата

Блокчейн содержит то, что хотели бы видеть все специалисты в области управления данными: информацию, которая поставляется достоверным источником, о том, кто, когда и какие действия совершил вплоть самого первого дня. Информацию, проверенную множественными третьими лицами и полностью соответствующую последним требованиям криптографии.

Блокчейн открывает новые возможности не только для бизнеса, но и для ИТ-индустрии, которая традиционно поддерживает и автоматизирует бизнес. По словам генерального директора компании SAP Labs в СНГ Андрея Биветски, блокчейн действует в комбинации с аппаратным обеспечением, таким как облака и физическая память баз данных. Это позволяет развивать программные платформы для управления данными, обработанными блокчейном, а
также для их анализа по запросу бизнес-приложения. Это важный шаг вперед по сравнению с общепринятой на сегодня практикой — составлением таблиц по каждому находящемуся на контроле процессу. Такие таблицы в любом количестве и с любой детализацией научились в мгновение ока генерировать любые подразделения, области, регионы или группы. Правда, зачастую через три или шесть месяцев выясняется, что показатели верхнего уровня не сходятся с данными аудиторов или контрольными значениями, но с этим также все мирятся.

Электронные таблицы достаточно объемны. Работники настолько привыкли к ним, что в массе своей не готовы к изменениям. При этом в таких таблицах, как правило, нет записей о том, кто внес изменения. В блокчейне же, напротив, каждая запись фиксирует время и того, кто ее сделал. Данные из блокчейна верны и интуитивно понятны. Многие слышали выражение «spam in — spam out» («спам на входе — спам на выходе»). Проходящие через
многие источники, данные финансовых учреждений оказываются неоднородны с точки зрения качества. Принимая во внимание, что 64% банков имеют два или более хранилищ данных (по данным на сентябрь 2015 года) и множество специалистов, поиск и своевременное нахождение нужной информации в автономных базах данных точно в срок являются проблемой.

С блокчейном же все просто: есть только один источник.

Точное содержание и значение биг дата (с учетом еще и того факта, что 90% данных в мире создано в течение последних двух лет) не могут быть очевидными, пока они должным образом не проанализированы. По мнению Александра Дмитриева, бизнес-консультанта IBM Client Center в России и СНГ, «одним из ограничений блокчейна является рост хранимых и прокачиваемых данных. Но давайте будем откровенны: 90% данных, хранящихся у
предприятий, представляют собой настоящий цифровой мусор. Здесь вся надежда на когнитивные технологии — что они позволят в этих грудах разобраться и извлечь рациональное зерно, которое потом будет, что важно, монетизировано»127. Чем больше источников, тем больше непроверенных данных. Блокчейн же обеспечивает доступ только надежной информации.

Для интересующихся проблематикой AI — искусственного интеллекта: обращаем ваше внимание на оригинальную работу известной исследовательницы блокчейна Мелани Свон «Блокчейн-мышление. Мозг как децентрализованная автономная корпорация».

Уверенность в информации на выходе при управлении данными станет расти по мере распространения блокчейна. Не исключено, что лет через пять технологию блокчейн будут применять для распределенного облачного хранения данных повсеместно. Пока что облачные хранилища централизованы, и пользователю приходится доверять единственному поставщику услуг, управляющему всеми его онлайн-активами.

Уже есть блокчейн-проекты, который делают все эти процессы децентрализованными. Например, стартап Storj.io тестирует облачное хранилище, использующее основанную на блокчейне сеть, чтобы повысить безопасность и уменьшить риски. В дополнение к этому пользователи могут сдавать в аренду свои избыточные хранилища данных как жилье, создавая новые рыночные площадки. Таким образом, кто угодно в сети интернет может хранить данные пользователя по предварительно согласованной цене. Ключом к безопасности является хеширование и хранение данных в различных местах. BitCrypt — проект GitHub — также исследует границы использования блокчейна как способа отправки зашифрованных сообщений на любой другой биткоин-адрес в сети. Такие проекты дают конечному пользователю контроль над его коммуникациями.

В марте 2017 года сервис Storj имел 15 500 «фермеров» — тех, кто зарабатывает сдачей в аренду системе своих мощностей, — и свыше 18 000 пользователей API. В феврале 2017 года проект получил финансирование на сид-стадии на 3 млн долларов.

Эту же идею эксплуатирует еще один стартап — Factom. Сначала данные пользователя шифруются, а затем пересылаются в сеть, где их легко отследить по метаданным. Factom применяет основанные на блокчейне реестры для управления базами данных и анализа информации. Компании и правительства могут использовать Factom для более простого управления записями, сохраняя бизнес-процессы и адреса без какого-либо риска. Factom ведет постоянную запись данных с метками времени в блокчейн, что позволяет компаниям сократить расходы и упростить процесс при проведении аудита, управлении записями и выполнении требований регуляторов.

Блокчейн и безопасность данных

Безопасность в сети — это серьезная проблема для всего мира. Будь то банковское дело, охрана здоровья, национальная безопасность, документы граждан или онлайн-продажи — аутентификация личных данных и авторизация всегда и везде являются весьма запутанным процессом. Технология блокчейн делает отслеживание цифровых идентификационных данных и управление ими одновременно и безопасными, и эффективными, в результате чего становится возможно войти в систему, не подвергая себя риску оказаться жертвой мошенничества.

Взломы баз данных и учетных данных пользователей говорят о росте актуальности проблемы. Утечка данных из компании Target была огромной: она признала, что 70 млн пользователей из-за взлома данных потеряли личную информацию. Это лишь один пример того, насколько в современном обществе жизненно важны передовые технологии защиты идентификационных данных.

В Китае для предотвращения киберугроз применяется новое антитеррористическое законодательство в отношении всех интернет- и телеком-компаний. Статья 19 нового закона гласит: «Операторы связи и интернет-провайдеры должны внедрить системы сетевой безопасности и информационные системы контроля контента, меры по техническому предотвращению и обеспечению безопасности, чтобы избежать распространения информации с
террористическим или экстремистским содержанием».

Блокчейн-технология способна помочь в борьбе с терроризмом и сделать подобные законодательные меры абсолютно ненужными. С ее применением можно создать децентрализованные сети связи, сохранив определенный уровень прозрачности. Это позволит людям использовать сеть, как они привыкли, но любая подозрительная передача данных или действия в сети будут вполне отслеживаемы.

Еще один пример того, что существующие системы не справляются с кибернатиском злоумышленников. В октябре 2016 года сильная распределенная атака отказов в обслуживании (DDoS) накрыла несколько крупных сайтов — Twitter, Amazon, New York Times, Wired ушли в офлайн. Целью не был какой-либо из этих сайтов. Dyn, компания, обеспечивающая услуги DNS для них всех, оказалась одним из уязвимых центральных узлов в инфраструктуре сети;
атака на нее позволила хакерам моментально отключить большой кусок интернета для всех жителей США. Децентрализованные открытые сети на блокчейне сами отслеживают важные данные и защищают их от вредоносного или мошеннического вмешательства. А еще они могут использоваться для безопасной передачи любой другой информации, например идентификационных записей DNS «умных» устройств и прав доступа пользователей
IoT. Традиционная стратегия обеспечивает кибербезопасность периметра. При проникновении за периметр атакующим удается установить над системой полный контроль, украсть важные данные или получить доступ к управлению оборудованием.

Частные блокчейны используют специфический механизм консенсуса, позволяя вносить новые данные только идентифицированным пользователям — это та же модель безопасности периметра. А вот открытые сети на основе блокчейна используют механизм всеобщего консенсуса: там все компьютеры в сети должны прийти к согласию в том, какие новые данные являются подлинными и готовыми для включения в блокчейн, а какие следует счесть
попыткой вторжения и отбросить. Любой желающий может добавлять данные в блокчейн, принеся сети достаточно дорогую жертву — решив сложную вычислительную задачу (PoW). Поэтому атаковать сеть можно, лишь инвестировав в ее расчеты, что будет противоречить экономическому интересу.

Если бы Dyn работала за пределами охраняемого периметра, в открытой сети на основе блокчейна, то любой желающий использовать сервис DNS мог бы запустить нужное ПО, присоединиться к одноранговой сети, скачать копию совместно сохраняемого ею блокчейна с записями DNS, при необходимости подтвердить запросы на внесение в них изменений и получить вознаграждение в цифровой валюте за работу на общественное благо. Регистрация свободного домена с его добавлением в DNS, купля-продажа доменов в таком случае также происходили бы между участниками сети. Внесение изменений в цепочку, вероятно, требовали бы уплаты сбора, зато у каждого участника хранилась бы своя копия записей.

Еще один вариант использования технологии распределенного реестра придумал файлообменник Sia, который запускает облачную платформу для хранения файлов на основе технологии блокчейн. Файлы здесь шифруются алгоритмом Twofish. Данные разбиваются на фрагменты, каждый из которых увеличивается до 4 Мб, шифруется и передается одному из многочисленных хостов. При этом вероятность доступа к информации пользователя кого-то
постороннего практически исключается, так как ни один из хостов, хранящих фрагменты данных, не имеет целого файла.

Enigma

Интересным проектом по созданию распределенного хранилища данных является Enigma — децентрализованная облачная система с гарантией конфиденциальности. Приватные данные хранятся, распространяются и анализируются без какого-либо полного раскрытия для любой стороны. Безопасное многостороннее вычисление, разрешенное блокчейном, — это магическая технология, стоящая за Enigma, название которой в переводе на русский язык и означает «загадка», «тайна».

Enigma — это пиринговая сеть, которая позволяет различным сторонам совместно хранить данные и выполнять с ними вычисления, полностью сохраняя приватность. Ее вычислительная модель основана на высокооптимизированной версии безопасного разностороннего вычисления, гарантированного проверяемыми схемами приватного обмена информацией. Блокчейн контролирует доступ, управляет идентификацией и служит
защищенным журналом событий. С помощью Enigma пользователи могут обмениваться информацией с криптографической гарантией ее
конфиденциальности.

В отличие от традиционных блокчейнов, вычисление и хранение данных не реплицируются на каждый узел сети, для этого задействуется лишь небольшое подмножество — потому Enigma является масштабируемой. Снижение избыточности в хранении и расчетах позволяет выполнять более сложные вычисления. Новая утилита Enigma способна делать вычисления без предоставления доступа к необработанным данным. Например, группа
людей может совместно посчитать свою среднюю заработную плату. При этом каждый участник узнает свою относительную позицию в группе, но не размер зарплаты других сотрудников. Сегодня не обойтись без совместного использования информации. Разрешение доступа к данным для безопасных расчетов является обратимым и управляемым, поскольку никто, кроме владельца, не сможет когда-либо увидеть необработанные данные.

Управление идентичностью

Блокчейн делает возможным решение многих проблем, связанных с цифровой идентификацией. Системы аутентификации в блокчейне строятся на неопровержимой проверке идентификационных данных, для чего используются цифровые подписи на основе шифрования с открытым ключом. Для аутентификации личных данных через блокчейн проверяется только то, была ли транзакция подписана корректным закрытым ключом пользователя, а
у кого именно имеется доступ к этому закрытому ключу — не важно.

Целый ряд проектов (включая, например, 2Way.io139, BlockVerify140, Guardtime141, HYPR142, Onename143, ShoCard144) применяет технологию распределенного реестра в сфере идентификации и аутентификации. Вот несколько конкретных примеров.

 Civic145 — платформа управления идентичностью на основе блокчейна, позволяющая пользователям регистрировать и проверять свою личную информацию и блокировать ее, чтобы предотвратить кражу персональных данных и мошенничество при оформлении кредитов.

 UniquID Wallet146 позволяет безопасно управлять идентичностью, используя на личном устройстве отпечаток пальца и иную биометрическую информацию. Приложение запускается на спецоборудовании, серверах, персональных компьютерах, смартфонах и планшетах, оно совместимо с самой разной инфраструктурой.

 Evernym147 — глобальная самодостаточная сеть идентификации с открытым исходным кодом, построенная на усовершенствованном, общедоступном распределенном реестре с улучшенной безопасностью.

Гранды ИТ-индустрии и блокчейн

Один из самых активных покровителей блокчейна в мире — корпорация IBM. В декабре 2015 года она вместе с The Linux Foundation основала проект Hyperledger, а два месяца спустя объявила о запуске глобальной программы, поддерживающей продвижение блокчейна. В апреле 2016 года было объявлено, что IBM работает над интеграцией блокчейн-технологии в свою платформу искусственного интеллекта Watson, чтобы сделать зарождающийся интернет вещей более безопасной экосистемой.

Александр Дмитриев заявлял о том, что «для IBM блокчейн — один из небольших элементов глобальной системы, позволяющей эффективно работать с огромными массивами данных, которые копятся у телекомов, ретейла и финансовых организаций».

У IBM достаточно кейсов с прототипами решений на блокчейне, но многие носят закрытый характер. Один из открытых кейсов — проект с участием Yes Bank. Для одного из крупнейших его клиентов был разработан прототип системы по управлению поставщиками. Банк в этом случае становится поставщиком финансовых инструментов. Применяются смарт-контракты и управление транзакциями на уровне цепочки поставок. Также у банка присутствует большой интерес к аккредитивам. Это отложенная операция, отлично подходящая для описания в смарт-контрактах.

У IBM есть проекты с Bank of America и HSBC в этой сфере. В нефинансовой отрасли наиболее востребована реализация логистической цепочки на блокчейне. Создание прозрачной и надежной системы, позволяющей отслеживать перемещение грузов, — по мнению экспертов из IBM, очень важная задача. Она потребует скрестить блокчейн с интернетом вещей, научив его собирать и фиксировать данные с множества датчиков.

Не отстает от IBM и корпорация Microsoft. Как рассказано в других главах нашей книги, она заключила партнерское соглашение с венчурным стартапом ConsenSys. Компании собираются совместно работать над созданием новых продуктов на базе блокчейна Ethereum, а разработанные решения будут предоставляться клиентам облачной платформы Microsoft Azure по модели «Блокчейн как сервис» (BaaS).

Немецкий технический гигант Siemens планирует инвестировать 1,1 млрд долларов в новые проекты на блокчейне. Для этого весной 2016 года было специально создано новое подразделение, названное next47, офисы которого будут размещены в Китае, Германии и США. Инвестиции рассчитаны на пять лет и будут направлены на разработки, связанные с AI, двигателями следующего поколения для малой авиации и решением задачи
«децентрализованной электрификации».

Ряд проектов по использованию блокчейна в управлении данными и их обработке находятся сейчас в стадии реализации. SWIFT, например, работает над комплексной инструкцией по расчету по платежам (SSI), сообщая о намерениях использовать блокчейн при сборе повторяющихся платежей. Сразу несколько финтех-компаний трудятся над созданием блокчейн-версии идентичности юридических лиц (Legal Entity Identity, LEI) для представления
необходимой информации о них в соответствии с требованиями закона.

В Великобритании в октябре 2015 года открылся Институт Алана Тьюринга. Миссия этого учреждения со штаб-квартирой в Британской библиотеке — создание новых возможностей для бизнеса в новом мире в «эпоху алгоритмов» с использованием цифровой информации. Блокчейн-технология, в основе которой лежит работа с биг дата, станет в этом главным помощником.

2.9. Блокчейн-скептики: реальны ли угрозы и риски?

Если вам не нужно доверие, это означает отказ от людей, к которым вы можете прийти, когда у вас проблемы. Если все зависит от криптографии вместо доверяемого учреждения — это совершенно новый мир для регуляторов, и я не уверен, что мы готовы к нему.

Хулио Фаура, директор по R&D и инновациям в Banco Santander

— А что, Общество гигантских растений может лопнуть? — насторожился Гризль [редактор газеты] и пошевелил своим носом, как бы к чему-то принюхиваясь.

— Должно лопнуть, — ответил Крабс, делая ударение на слове «должно».

— Должно?.. Ах, должно! — заулыбался Гризль, и его верхние зубы снова впились в подбородок. — Ну, оно и лопнет, если должно, смею уверить Вас!

Николай Носов. Незнайка на Луне

Одним хорош — другим опасен?

Не все и не всегда в восторге от пришествия блокчейна. Это естественно и понятно. Но давайте разберемся, какие возражения выдвигают блокчейн-скептики (а их немало), какие риски и угрозы кажутся наиболее значительными в случае дальнейшего развития и распространения этой технологии.
Так, Тим Свонсон считает: блокчейн — не панацея, а массовое увлечение. Он же автор термина сhainwashing, обозначающего неоправданный ажиотаж вокруг блокчейн-решений.

Весной 2017 года дебетовая платежная онлайн-платформа PayPal отказалась от применения блокчейн-технологий в пользу традиционных СУБД. В ходе международной конференции 4YFN разработчик из PayPal Харпер Рид заявил, что не видит смысла в использовании блокчейна: «Мне эта технология неинтересна».

Ранее SWIFT также выказала недоверие к блокчейну, назвав распределенный реестр недостаточно зрелой технологией, чтобы выполнять требования финансового сообщества. Вот характерная цитата: «Стоимость валюты в конечном счете зависит исключительно от ее полезности в качестве средства обмена, так как она не обеспечена какими-либо активами. Помимо технических характеристик, полезность этой валюты связана с сетевыми эффектами,
которые она способна порождать. Масштаб таких влияний остается пока неопределенным, и в этом, в сочетании со спекуляциями на биржах критовалют, состоит главная причина колебаний курса Bitcoin. Криптовалюта сегодня — спекулятивный финансовый инструмент, подверженный высокой волатильности. Это ничем не обеспеченная виртуальная валюта, ценность которой основана на еще не исследованном и весьма странном спросе и не менее странном предложении, а также на неясных гарантиях и непонятных платежных балансах». Впрочем, дальше автор цитаты сам приводит контраргументы: «При этом ключевые риски, будь то высокий уровень анонимности или возможность отмывания денежных средств, полученных преступным путем, в большей степени нивелируются посредством грамотного регулирования и создания правовой базы этих финансовых инструментов, учитывая специфику нашей страны и мировой опыт».

Некоторые исследователи, не мудрствуя лукаво, разводят по разные стороны баррикад различных стейкхолдеров: дескать, для одних блокчейн полезен, а для других — смертельно опасен. Вот характерная цитата: «Если человек видит в блокчейне для себя возможность, то правительство и банки, по большей части, угрозу. Первое, что приходит на ум, это возможное исчезновение банков или же их большей части, которые перестанут играть роль посредников в транзакциях — людям просто не выгодно будет использовать этот путь, раз комиссия за операцию с криптовалютой гораздо ниже, причем сохраняется анонимность пользователей. Второе — это увеличение доли теневого рынка в общем и торговли наркотиками в частности, как это случилось на примере Silk Road. Третья наиболее распространенная причина отказа от внедрения цифровой валюты — ее высокая волатильность.
И четвертое — прозрачность абсолютно всей финансовой системы, которая никак не может быть выгодна верхним эшелонам власти».

Читателям этой книги очевидно, что банки — не враги блокчейна, скорее, самые передовые из них становятся его бенефициарами, его применение обеспечивает им ощутимые конкурентные преимущества, что не раз доказано конкретными примерами на страницах этой книги. Да и автор процитированного пассажа находит аргумент против своего же тезиса, говоря о «наличии такой молодой концепции, как «битбанкинг», которая проявляется на примере криптовалютной биржи Kraken, предоставляющей своим пользователям регулируемые финансовые услуги с использованием биткоина в сотрудничестве с банками-партнерами».

Аргумент насчет увеличения доли теневого рынка будет развенчан нами в главах о регулировании. Преступники, конечно же, станут использовать скорее передовые, чем устаревшие расчетные и транзакционные инструменты, но так же будет поступать и все остальное человечество — это абсолютно не повод отказываться от технического прогресса. Тем более что не приходится говорить — по крайней мере, пока — о сложившихся криминальных
паттернах использования блокчейна в некриптовалютном секторе (который, по нашим оценкам, может только за счет IoT, B2G-сервисов и смарт-контрактов превысить криптовалютный сектор по емкости в десятки раз в ближайшие 10 лет).

Аналогично проблема сильной волатильности — это проблема даже не всего криптовалютного сектора блокчейн-экосистемы, а лишь его части: молодых криптовалют, общая капитализация которых невелика. С ростом капитализации снижается и волатильность. На вопрос о неприемлемой прозрачности системы хорошо отвечает сам эксперт, приведший этот аргумент: «рецепта от "болезни консерватизма" не существует. Тут речь уже будет идти о тотальном отставании тех стран, которые либо не приняли технологию блокчейн, либо не поддержали ее».

Технические и технологические проблемы

Однако, помимо вопросов социального принятия и проблем встраивания блокчейна в государственные и прочие институты, не решены еще и проблемы технологического характера. Во-первых, это масштабируемость (scalability): сегодня распределенные реестры не могут обрабатывать большое количество транзакций. Во-вторых, недостаток конфиденциальности: криптографические технологии, позволяющие реестрам сохранять в секрете структуру торговых операций, все еще разрабатываются.

О. Демидов в качестве первой проблемы, связанной с использованием криптовалют, выделяет «уязвимости безопасности самой системы блокчейна и построенной на ней инфраструктуры услуг, включая сервисы-посредники, такие как криптовалютные биржи и торговые платформы, сервисы электронных кошельков и пр. Эксплуатация этих уязвимостей обусловливает риски, прежде всего связанные с возможностью потери контроля над криптовалютными счетами и кошельками, для самих участников криптовалютной экосистемы».

А ведь еще есть нерешенный вопрос с квазианонимностью блокчейна. Одни критики отмечают, что блокчейн в лучшем случае полуанонимен, поскольку саму цепь можно использовать математически, чтобы увидеть идентификационные данные сторон в любой транзакции. Другие критики установили, что без определенной защиты можно привязать псевдонимы пользователя к IP-адресу, где была сгенерирована транзакция, с целью отследить вовлеченные в нее стороны.

«Атака 51%»

Блокчейн нельзя назвать неуязвимым для вредоносных атак. В теории описаны модели, в которых у одних пулов майнеров возникает стимул атаковать другие пулы, таким образом существенно подрывая равновесие среди майнеров как в краткосрочной, так и в долгосрочной перспективе. Один из таких рисков связан с «атакой 51%», возможность которой заложена в архитектуре самого блокчейна. Если у согласованно действующей группы лиц под контролем окажется хотя бы 51% вычислительных мощностей, обеспечивающих верификацию логов транзакций в блокчейне (то есть эмиссии биткоина), такая группа сможет подтверждать только свои блоки, а значит, получать все эмитируемые биткоины и блокировать по своему усмотрению любые транзакции. Однако, рассуждает О. Демидов, сегодня ресурсоемкость решения хеш-функции и эмиссии новых биткоинов такова, что для «атаки 51%» не хватит суммарных вычислительных мощностей 500 самых производительных в мире суперкомпьютеров. Заговор владельцев крупнейших майнинговых пулов на практике крайне маловероятен, считает эксперт: индустрия майнинга давно стала глобальной и диверсифицированной, а крупных пулов насчитываются многие десятки. Тем не менее другие исследователи обнаружили тактики, позволяющие хорошо обеспеченному ресурсами майнеру скомпрометировать блокчейн, не контролируя 51% сети.

Не все могут майнить на равных, а значит, появляется угроза монополистических действий. Есть теоретическая вероятность, что эгоистичные майнеры начнут объединяться в пулы и, таким образом, однажды превзойдут одиночных майнеров, которым придется присоединиться к пулу, чтобы выжить. В таком сценарии монополистический контроль более чем вероятен. Такое уже почти произошло, когда один пул майнеров приблизился к 51% суммарной производительности всех майнеров биткоина. Коллапс не случился, поскольку большое число нравственно мотивированных майнеров покинуло пул, уменьшив его размер и предотвратив возникновение монополии.

При этом концентрация в одних руках крупной доли сети — свершившийся факт. Как указывают эксперты, сейчас майнинг контролируется большими пулами, с которыми мелкие майнеры делятся своими ресурсами. Сеть зависит от операторов крупных дата-центров, многие из которых находятся в провинциях Китая, где электричество дешево. Майнеры в Китае, сделав серьезные вложения в майнинговые мощности, теперь имеют вычислительные
«сверхспособности», теоретически позволяющие монополизировать биткоин. По данным bitcoinity.org, доли в мировом майнинге биткоинов за 30 дней по состоянию на 2 февраля 2016 года распределились так:

 Antpool — 25,90%;

 F2pool — 22,60%;

 Bitfury — 15,09%;

 BtcChina — 12,78%;

 bw.com — 6,34%;

 прочие — 17,29%.

Четыре из пяти перечисленных в топ-листе компаний (все кроме Bitfury) — китайские.

В. А. Кузнецов и А. В. Якубов еще более категоричны: «Контроль над системой Bitcoin принадлежит нескольким китайским компаниям, которые производят соответствующее оборудование и поставляют его участникам собственных майнинговых пулов. Производители оборудования контролируют пулы майнеров и получают таким образом контроль над всей системой… Криптовалютную систему Bitcoin контролируют компании, которые могут не
иметь в этой сети существенных активов. Другими словами, мотивация компаний, в действительности контролирующих систему, может отличаться от интересов людей, держащих свои активы в Bitcoin».

Свой вариант решения проблемы концентрации контроля разработали создатели Ethereum. В первой реализации платформы майнер, помимо расчета хеш-функции, для подтверждения экономической нецелесообразности обработки поддельных транзакций также производил расчет смарт-контрактов и таким образом обеспечивал разнообразие расчетов, делая покупку специализированного оборудования нецелесообразной. Кроме того, можно попытаться контролировать рост концентрации майнинговых активов в одних руках по аналогии с антимонопольным законодательством.

Некоторые уважаемые эксперты просят пересмотреть саму концепцию контроля над системой, для того чтобы устранить риск консолидации контроля. При этом рекомендуется вместо стандартного PoW использовать принцип PoS. Его преимущества — высокая скорость обработки трансакций, а также совпадение мотивации лиц, имеющих контроль над криптовалютной системой и принимающих ключевые решения, с мотивацией владельцев активов. В системах такого типа объем майнинга пропорционален объему активов, принадлежащих конкретному майнеру. Зачастую функция майнинга делегируется конкретным компаниям путем голосования участников пропорционально объему их средств в криптовалютной системе.

Размер имеет значение?

Максимальная скорость обработки транзакций в системе биткоина — семь операций в секунду, что очень медленно и может привести к массовым проблемам, когда сеть достигнет значительной мощности. Создатели блокчейна работают над решением этой проблемы. Если Visa обрабатывает десятки тысяч транзакций в секунду, то, чтобы конкурировать с ней, нужно добиться большей скорости проведения платежей в блокчейне. Один из создателей алгоритма RSA, Ади Шамир, верно заметил, что до тех пор, пока есть более простые технологии, блокчейн не получит широкого распространения.
Попробуем детально обосновать то, что было кратко изложено в предыдущем абзаце тезисно.

Сатоши Накамото ограничил максимальный размер блока 1 Мб, что вмещает около 1400 транзакций. Биткоин способен обработать до 7 транзакций в секунду, тогда как для Visa этот показатель равен 1736 транзакций в секунду только в Америке. Блоки можно увеличить, но чем больше блок, тем дольше он распространяется по сети, что повышает риск разделения цепочки.

В течение 2015 года Майк Хирн развил инициативу по изменению размера блока для ускорения верификации. Нынешний размер блока ограничен 1 Мб и позволяет проводить лишь 300 000 транзакций в день.

Для сравнения: PayPal проводит около 10 млн транзакций в день, в то время как Visa обрабатывает 20 000 транзакций в секунду.

Хирн разработал ПО Bitcoin XT как способ увеличить размер блока и таким образом ускорить обработку до 24 транзакций в секунду. К концу 2015 года 13% майнинговых узлов приняли Bitcoin XT. Как только Bitcoin XT заканчивает процессинг 75% ссылок, размер блока увеличивается до 8 Мб, а затем удваивается через каждые два года. Майнеры старого стиля остались бы при таком порядке вещей далеко позади. Это вызвало опасения, что процесс валидации может существенно затормозиться, вычисления блоков потребуют намного больше времени, максимальное количество биткоинов будет достигнуто раньше срока, а уменьшение числа узлов приведет к нежелательной централизации управления. Критики Хирна предупреждали о возможных последствиях в случае, если достаточно много майнеров переключатся на Bitcoin XT167. Это подрывное ветвление (форк), которое стало бы
отклонением от первоначальной архитектуры биткоина, могло бы завершиться и компромиссом — такой более постепенный подход известен как Bitcoin Classic.

Другие платформы в прошлом сталкивались с похожими проблемами. Когда миллионы пользователей подключались к интернету в 1990-х, скептики предсказывали, что его работа остановится. Но интернет не остановился. Специализированные компьютеры для майнинга могут быть очень эффективными, а кроме того, предлагаются более экономные альтернативы механизму Proof-of-Work. Программисты работают над дополнением
Lightning, способным обрабатывать множество мелких транзакций вне блокчейна. Растущая скорость подключения к интернету позволит большим блокам распространяться с достаточной скоростью.

Проблема заключается не в недостатке предложений по улучшению биткоина. Их много, но процесс их утверждения сложен и мешает выбрать какое-то одно. Изменения требуют согласия сообщества, а оно состоит из людей, не привыкших к компромиссам. Взять хотя бы «гражданскую войну» по поводу увеличения размера блока.

Один лагерь настаивает на том, что крупные блоки приведут к еще большей централизации майнинга и приблизят биткоин к традиционным обработчикам платежей. Другой лагерь возражает, что, если ничего не предпринимать, система может прийти в негодность уже в следующем году — транзакции будут ждать подтверждения часами. Из-за этого, например, на Рождество в декабре 2015 года «система работала на пределе возможностей, и
транзакции обрабатывались несколько часов вместо положенных 10 минут. Эта перегрузка системы привела к искусственному росту комиссии для майнеров, в результате чего стоимость платежей выросла в десятки раз и в отдельные моменты достигала 1%, что сопоставимо со стоимостью традиционных банковских операций».

Регулятивные моменты

Как мы увидим в разделах, посвященных вопросам регулирования, механизмы воздействия на самый чувствительный, криптовалютный, сектор блокчейн-экосистемы достаточно многообразны и могут включать, в частности:

 подготовку информационных документов с рекомендациями (предостережениями) для пользователей и инвесторов о существующих рисках;

 институциональное регулирование конкретных субъектов криптовалютной и блокчейн-инфраструктуры;

 оценку применения существующего законодательства в отношении криптовалютной и блокчейн-инфраструктуры;

 более широкое регулирование, применение тех же нормативных требований, что и к традиционным платежным методам и посредникам, к криптовалютной и блокчейн-инфраструктуре (например, в части ПОД/ФТ и защиты прав потребителей);

 запретительные меры, то есть действия властей по введению ограничения любых операций с цифровыми валютами в финансовой сфере и в сфере приема цифровых валют предприятиями.

Нынешние централизованные платежные системы хорошо понятны и отрегулированы. Если биткоин бросает им вызов, то все его проблемы тоже должны быть решены. Для использования новой системы потребуется проверить, насколько действующие законы защищают потребителей.

Экологические аспекты и «себестоимость» операций

Как майнинг влияет на окружающую среду? Чтобы гарантировать добросовестность майнеров, сеть заставляет их производить бесполезные дорогостоящие вычисления (PoW). По данным blockchain.info, майнеры производят 450 квдрлн вычислений в секунду, и каждое требует энергии. Оценочная величина годового расхода электричества майнерами планеты составляет от 2 тераватт-часов (больше, чем потребляет 150-тысячный город в Калифорнии) до 40 тераватт-часов (две трети от потребления 10-миллионного округа Лос-Анджелес). С ростом числа пользователей расход энергии возрастет. Надо помнить: поскольку сеть подразумевает существенные расходы на энергию, они в конечном счете лягут на пользователей в виде высоких комиссий за транзакции, которые могут сделать эту систему дороже централизованных сетей.

Проблема (не) обратимости

Одна из директив Еврокомиссии (Директива 98/26/EC) справедливо обращает внимание на такой аспект использования блокчейна, как гарантирование окончательности расчетов: «Без императивной окончательности (расчетов) банкротство одного участника могло бы отменить сделки, которые уже считались урегулированными, и привести к возникновению проблем с кредитом и ликвидностью у других участников платежной системы. Это привело бы к системному риску и подорвало бы уверенность во всех платежах, обработанных системой. Таким образом, гарантируя окончательное урегулирование, понятие окончательности способствует вере в систему и снижает системный риск. Это делает его одним из самых важных понятий в платежной области, применимым ко всем клиринговым и расчетным системам».

Как пишут в своем исследовании аналитики Citi, «неизменность — главная особенность биткоина, но еще неизвестно, насколько эта характеристика совместима с платежами, где в некоторых случаях необходимо бывает внести изменения в реестр (например, с возвратными платежами)». В то время как многие сторонники криптовалюты утверждают, что «неизменность» — особенность, уникальная для публичных блокчейнов, на самом деле это неверно. Сильное одностороннее шифровальное хеширование (обычно через SHA 256) предоставляет неизменность любым данным, которые им хешируются.
Кроме того, в публичном блокчейне пул майнеров хоть и не способен полностью изменить односторонние хеши, такие как открытый ключ (неизменный в любом блокчейне), но может добиться того, чтобы любая сделка независимо от ее стоимости оказалась заблокирована или заново инициирована.
Под последним подразумевается, что в момент, когда две взаимно противоречивые сделки имеют право на включение в блок, например платеж Бобу и «двойное расходование» тех же самых монет в адрес Алисы, в блок может оказаться включен перевод Бобу, а затем в будущем заменен платежом Алисы.
В биткоине и Ethereum (а также во многих других системах) у пулов майнеров есть все полномочия для организации и реорганизации блоков, в том числе и предыдущих. Разумеется, действия по переписыванию истории имеют свою стоимость. Но это оборотная сторона наличия в системе встроенного механизма псевдонимного консенсуса, который нельзя удалить, не уничтожив корневой характеристики публичного блокчейна — стойкости к цензуре.

Если убрать стойкость к цензуре (псевдонимный консенсус) и создать «доверенный майнинг», все еще используя Proof-of-Work, то вместо публичного блокчейна вы получите очень дорогое генерирующее хеш «сарафанное радио». Такая квазианархическая система может быть полезна для сообщества киберпанков, но не для регулируемых финансовых учреждений, которые столетиями бились над устранением рисков из процесса расчетов. Следует признать: процесс майнинга организован так, что майнеры могут менять — и меняют — историю. А это значит, что публичный блокчейн не гарантирует окончательности расчетов.

К тому же доказательство работы (PoW), используемое многими публичными блокчейнами, обеспечивает возможность голосования по заказу и включение сделок в блок в условиях, когда никому не известно, кто голосует.

Следовательно, основанные на PoW цепи не позволяют смоделировать и предсказать будущий уровень их безопасности или урегулирования расчетов; они непосредственно зависят от будущей стоимости токена, которая непредсказуема.

Таким образом, если рыночная стоимость токена (такого как биткоин или эфир) изменится, то же самое случится с объемом работы майнеров, которые конкурируют за получение сетевого сеньоража. Это оставляет возможность того, что при определенных экономических условиях майнеры удалят сделку из истории и платеж, который вы считали осуществленным, внезапно окажется аннулирован.

Анатолий Левенчук видит следующую развилку: «Либо управление конфигурацией (систему регистрации сделок и расчетов) на финансовых рынках нужно делать медленной и отказываться от принципа окончательности любой сделки за счет возможности работать с любыми анонимами, то есть привносить в текущую инфраструктуру финансовых рынков те риски, от которых медленно-медленно избавлялись много лет, создавая текущую
централизованную инфраструктуру, а заодно придумывать полностью новое право — при этом сойдет и блокчейн Bitcoin, и блокчейн Etherium, и любые другие "цветные коины". Либо нужно делать соответствующие специализированные учетные финансовые системы (distributed ledgers, включая, например, учетную и финансово-расчетную часть SmartGrid и IoT) на совсем других принципах: с обеспечением вполне определенных видов безопасности, с обеспечением распределенности, но без выживания в условиях атомной войны всех анонимов со всеми (а наоборот, используя стандартные репутационные механизмы, выходящие из криптовиртуального мира в реальный физический мир людей)».

Как будут далее стимулироваться майнеры

В 2014 году успешный майнер зарабатывал 25 новых биткоинов за каждый новый блок в 1 Мб, успешно добавляя к блокчейну в среднем приблизительно 350 транзакций. По мере роста блокчейна со временем алгоритм хеширования, калиброванный для 10-минутного интервала от момента транзакции до появления верифицированного нового блока, становится более сложным. По замыслу разработчиков, вознаграждение за майнинг, постоянно
уменьшаясь, должно свестись к нулю после того, как будет добыт приблизительно 21 млн биткоинов. Это дает начало дискуссии о том, каковы будут стимулы поддерживать блокчейн после достижения максимального количества биткоинов, учитывая, что новой эмиссии больше не случится. Одно из вероятных решений — взимание в некоторой форме сборов за транзакцию. В зависимости от регламента они могли бы стать шагом к централизации пока еще децентрализованной криптовалюты.

Это реализуемо через специальные изменения блокчейна. Однако найти стимул для поддержания децентрализованного пула майнеров — проблема. Майнеры должны будут по-прежнему получать вознаграждение за свои усилия, вероятно, в некоторой форме криптовалюты, даже если блокчейн не ориентирован на криптовалюту сам по себе.

Прочие проблемы

В качестве проблемных моментов развития блокчейна упоминаются также рост регулирования, сомнения по поводу информационной безопасности, трудности обеспечения сотрудничества между сетями участников, а также управление объемами информации, раскрываемой для верификации между организациями в сети при сохранении содержания транзакций частным и безопасным.

Гонконгский регулятор рынка Бенедикт Ноленс раскрывает и другую причину того, почему стартапы, занимающиеся финансовой экосистемой, не добиваются успеха. По его мнению, это неизменно действующий и фундаментальный императив предотвращения отмывания денег, а его может обеспечить только открытый блокчейн.

Так что финансовым учреждениям приходится выбирать между двумя базовыми вариантами: биткоин или Ethereum. Но ни одна из этих криптовалют не популярна среди банкиров, так как они не способны контролировать их. Все, что могут финансовые учреждения, — создавать новые приложения и услуги на их основе.

Найджел Вут из PwC в качестве возможных угроз развития блокчейн-технологий в недалеком будущем называет растущие проблемы с киберпреступностью. Надо их решать, и для этого регуляторы должны обмениваться данными, полагает он.

Учитывая, что сегодня государство не в состоянии обеспечить необходимый уровень безопасности, на первый план выходит проблема прозрачности. С одной стороны, возможность каждого участника отследить все операции с его средствами значительно снижает риски мошенничества, а с другой стороны, никто не даст гарантий, что открытость любой информации клиента не будет завтра использована против него же.

Помимо общемировых проблем, есть и национальные. Так, в России активное развитие блокчейна сдерживают как минимум два законодательных ограничения: запрет на распространение персональных данных россиян за пределы РФ, что означает использование только приватных сетей в России, так как персональными данными считается даже связка имени и номера телефона, и необходимость лицензировать всю криптографию, которая
используется в стране. Участники российского рынка отмечают также удаленную идентификацию как проблемную тему для банков, внедряющих новые финансовые сервисы.

Восприятие социумом

А. Лехов приводит свой перечень рисков, возникающих в результате внедрения в социум блокчейн-технологии:

 стойкие ассоциации с мошенническими транзакциями в биткоине — по сути, первом работающем прототипе на блокчейне;

 потрясение для рынка рабочей силы — из-за исключения посредников множество трудящихся потеряют рабочие места, поэтому традиционные организационные структуры выступают против таких технологий и относятся к ним как к вирусу, который разрушит существующий уклад;

 массовое предубеждение против новой неизвестной технологии;

 недостаточная лояльность людей к цифровым продуктам может послужить базой для негативной информационной кампании, в случае если традиционные системы будут препятствовать интеграции.

Любопытна информация, пришедшая весной 2017 года182, о позиции французской правой партии «Национальный фронт», выступившей за запрет виртуальных валют во Франции для защиты «реального сектора экономики». Марин Ле Пен, лидер партии и кандидат на пост президента Франции, заявила о серьезной угрозе «создания мира без наличных денег», где все расчеты будут осуществляться биткоинами. Со ссылкой на Всемирный
экономический форум, прошедший в 2017 году в Давосе, Ле Пен сообщила, что влиятельное бизнес-лобби банков Уолл-стрит (JPMorgan, Goldman Sachs) подало две идеи государствам и учреждениям (в том числе ЕС): виртуальные валюты или криптовалюты, наиболее популярен из которых биткоин, и «безналичное общество». Ле Пен предсказала, что «оцифровка денег» усилит финансовый контроль со стороны властей во всем мире, а виртуальные
валюты, и особенно биткоин, сделают французских граждан заложниками частных банков.

Сравнение с централизованными платежными системами

При сравнении блокчейн-сетей с централизованными платежными системами складывается неоднозначная картина, в которой очевидны как преимущества, так и недостатки от повсеместного внедрения блокчейна.

Во-первых, широко освещаемая особенность блокчейна — децентрализация — весьма противоречива и не является однозначно положительной. Сегодня внутренние платежные системы централизованы (то есть имеют реестр, которым управляют, например, банки), и для клиентов в целом это хорошо. Биткоин — успешное подтверждение концепции децентрализованной пиринговой передачи электронных наличных денег без потребности
в доверенном посреднике. В сравнении с другими отраслями (например, медийной) единственным преимуществом от использования биткоинов для потребителя будет анонимность.

Один из наиболее популярных вариантов использования биткоинов — в качестве альтернативной глобальной платежной системы международных денежных переводов. Несмотря на то что использование системы биткоин может быть более эффективным при переводе денег с одной централизованной платежной системы на другую, это преимущество исчезает при конвертировании в бумажные деньги.

Блокчейн предлагает ограниченные варианты Р2Р-передачи стоимости в силу ряда причин, включая расширение масштабов, адаптацию к сети и отсутствие нормативно-правовой базы для урегулирования споров.

Если же сравнивать биткоин-блокчейн с централизованными системами, то в целом последние выглядят весьма достойно, и, следовательно, бизнесу банков и международных карточных платежных систем ничто не угрожает. По мнению сделавших такое сравнение экспертов Citi, централизованные системы зачастую оказываются лучше с точки зрения стоимости, скорости, масштабируемости и устойчивости.

Осторожный скепсис

Некоторые критики биткоина уже усмотрели в нем очередную попытку посредством технологии навязать всему миру «калифорнийскую идеологию» — обещание всеобщего благоденствия через обеспеченную технологиями децентрализацию и одновременно сокрытие реальных бенефициаров, в результате чего огромные богатства сконцентрируются в руках элиты. Идея о том, что доверие будет обеспечиваться посредством программирования, а
не демократии, законности и подотчетности, возможно, не выглядит столь уж привлекательной.

Поэтому, уверен Ангус Скотт из Euroclear, широкое применение блокчейна произойдет не раньше, чем через пять-десять лет. Учитывая технологические проблемы, реальна угроза того, что банки потеряют к реестру интерес и вернутся к менее революционным технологиям. Например, американский банк BNY Mellon недавно отказался от проекта на базе блокчейна в сфере международных платежей, так как не смог привлечь достаточное количество
других банков. Для реализации проекта необходимы «слишком большие усилия», заявили в BNY Mellon.

Главный вопрос, по мнению Д. Лебедева, заключается в том, какая в этих историях доля реальной практической пользы для клиентов, а какая — привычной шумихи, в последнее время окружающей блокчейн. Высказываются мнения, что бизнес бросается в объятия блокчейна не по причине четкого понимания того, как он работает, а просто потому, что все так делают. Кроме того, кое-кто ставит под сомнение реальные выгоды от этой технологии для рыночной экономики — возможность обходиться без посредников не всегда автоматически ведет к экономии.

Сами банки также критически оценивают стремление людей устранить посредников, по их мнению, это приведет к ситуации, когда никто никому не доверяет, и в случае возникновения проблемы людям не к кому будет обратиться. «Перспектива отсутствия посредников не оценивается банком как положительная, — заявил Хулио Фаура, директор по R&D и инновациям в Banco Santander, на конференции в 2016 году. — Посыл биткоина состоит в том, что вы не должны доверять агентам».

«Как и большинство новых технологий, системы, основанные на распределенных реестрах, тоже создают риски и неопределенность, за которыми придется следить участникам рынка и финансовым регуляторам», — еще до атак на The DAO и Bitfinex предупреждал Совет по надзору за финансовой стабильностью (FSOC, подразделение Минфина США). По мнению FSOC, некоторые риски могут проявиться, только когда начнется масштабное использование блокчейна.

Прежде чем технология блокчейн получит широкое распространение, неизбежно будут потери и ошибки, отмечают участники рынка, опрошенные Financial Times. «Думаю, поначалу мы увидим, как кто-то наломает дров, но так происходит с любой новой технологией, люди должны привыкнуть к ней», — отмечает Фред Эрсам, сооснователь платформы Coinbase, на которой торгуются цифровые валюты.

«Ни у кого нет опыта написания защищенного кода, — отмечает Стефан Томас, ИТ-директор Ripple, которая создает сети для банков, — поэтому я не удивлюсь, если кто-то не заметит типичные проблемы».

Еще одна трудность — противоречие между прозрачностью сделок и традиционным стремлением финансовых организаций к закрытости, чтобы в том числе уберечься от конкурентов. У банкиров есть шутка, что мрак, покрывающий их ИТ-системы, — лучшее средство от кибератак.

Сбербанк: мнение практиков

Эти проблемы беспокоят исследователей блокчейна по всему миру, в том числе и в компаниях, которые рассматривают его в качестве альтернативной операционной модели. И их выводы зачастую совпадают либо дополняют друг друга. Так, Сбербанк главными потенциальными трудностями блокчейна называет:

 отсутствие стандартных протоколов плюс конкурирующие форматы, такие как Hyperledger и R3;

 неизменность и отсутствие единой точки отказа (это может вызвать проблемы, учитывая вероятные трудности с быстрым получением консенсуса для исправления ошибок);

 нормативно-правовую базу, которая будет очень сложной с учетом распределенной природы этой технологии;

 потенциал масштабируемости, который до сих пор широко не доказан;

 вопросы относительно скорости с учетом потенциально сложной криптографической проверки подписи;

 радикальный пересмотр ИТ-инфраструктуры и безопасности;

 проблемы с политическими и философскими элементами децентрализации или распределенных систем187.

Проблемы восприятия

Изначально на блокчейн возлагались немного завышенные надежды, связанные с его действительно уникальными возможностями. Но все почему-то забыли, что это просто еще одна новая технология, которую необходимо имплементировать, встраивать, адаптировать и поддерживать. «Определенный негатив по отношению к блокчейну связан, на мой взгляд, с тем, что от него многие ждали настоящих чудес, — считает Владимир Алексеев, ведущий
системный архитектор IBM в России и СНГ. — А по сути, это не более чем система распределенного хранения данных».

По мнению Александра Дмитриева (IBM), «основная проблема, как ни странно, лежит не в плоскости технологий. Это вопрос непонимания между бизнесом и ИТ-подразделениями. Какие проблемы конкретной организации решит блокчейн? В каких направлениях его надо внедрять в первую очередь? Все это не до конца понятно, но деньги-то надо вкладывать сейчас. Поэтому высоки инвестиционные риски».

У блокчейна есть мощный союзник — необходимость сокращать расходы, стоящая сейчас перед всеми банками. «До 2008 года банковский сектор палец о палец не ударил бы, чтобы сделать какие-то общие вещи, которые позволили бы сэкономить 100 млн долларов, — говорит генеральный директор Accenture Ричард Лам. — Теперь же 100 млн долларов — это большие деньги».

Категория: Криптовалюта / Блокчейн

 

Биржи и рынки

Автор: Alex2014 от 6-02-2018, 16:41, посмотрело: 103

0 Биржи и рынки

Категория: Криптовалюта / Биржи и рынки

 

Котировки криптовалют

Автор: Alex2014 от 6-02-2018, 16:38, посмотрело: 80

0 котировка

Категория: Криптовалюта / Котировка валют

 

Блокчейн: великий и ужасный часть 4

Автор: rendo от 4-02-2018, 01:07, посмотрело: 204

0 2.5. Блокчейн или сайдчейн? (главы из книги Блокчейн: Как это работает и что ждет нас завтра ...)

Я не имею теперь ни малейшего сомнения, что частное предприятие, если бы ему не препятствовало правительство, могло бы и давным-давно предоставило бы обществу выбор валют, и те из них, которые возобладали бы в ходе конкуренции, были бы чрезвычайно стабильны в стоимости и предотвратили бы как чрезмерное стимулирование инвестиций, так и последующие периоды сокращения.

Фридрих фон Хайек

Сеть биткоина достигает пределов величины. Боковые цепи действуют как своего рода предохранительный клапан для сети биткоина

Нур аль-Хаджри

Общие положения

Перед читателем, уже понимающим, что такое блокчейн, как работает на его основе биткоин и прочие криптовалюты и в чем заключается разница между публичным и приватным блокчейном, может стоять только лишь один вопрос: что такое сайдчейн?

На самом деле вышеперечисленные понятия являются базовыми, а сайдчейн (буквально в переводе с английского «боковая цепь») — производное от них. Технология боковых цепей работает внутри блокчейн-платформ и позволяет им взаимодействовать друг с другом, например отправлять биткоины на другой блокчейн-сервис.

Сайдчейн — это независимый криптографический реестр, который присоединен к основному блокчейну, но не влияет на его скорость или безопасность.

Доктор Гидеон Гринспен, основатель и CEO компании Coin Sciences, напоминает историю 1990-х. Появление интернета тогда открыло миллионам людей новые парадигмы для общения и сотрудничества, однако многие не верили, что интернет способен обеспечить достаточную конфиденциальность и надежность. В результате различные предприятия создавали миниатюрные внутренние версии интернета под названием интранет, для инфраструктуры,
которая находилась полностью под их управлением. В последующие 20 лет интернет укрепил свою репутацию устойчивой глобальной сети большой емкости, пригодной для передачи информации. Это позволило многим предприятиям использовать виртуальные частные сети (VPN), которые задействуют интернет в качестве магистрали, но шифруют трафик, передаваемый по этим общедоступным каналам. VPN-сети позволяют предприятиям
сэкономить за счет всевозрастающей производительности интернета, но при этом гарантируют, что конфиденциальные данные не увидят внешние наблюдатели.

Можно вообразить, как будет происходить аналогичный процесс между биткоин-блокчейном и частными блокчейнами. С точки зрения предприятия, сеть биткоин-блокчейна в настоящее время — пограничная территория, дикая и неконтролируемая, с лимитированной емкостью и непредсказуемыми долгосрочными операционными издержками. Хуже всего то, что майнингом биткоина управляют в основном неизвестные стороны, многие из которых идеологически настроены против корпораций или расположены в странах со слабыми правовыми и стемами. Поэтому частные блокчейны, вероятно, будут более комфортным решением для финансовых учреждений, которые захотят внедрить технологию в течение следующих 10 лет74. В биткоин-блокчейне не много возможностей для экспериментов. А вот боковые цепи предоставляют способ протестировать новые теории.

Появление понятия «боковые цепи» датируют октябрем 2014 года, приписывая его компании Blockstream, которая якобы, получив 21 млн долларов от инвесторов, решила протестировать пределы масштабирования биткоина.

«Боковые цепи позволяют проводить эксперименты с новыми функциями и возможностями биткоина, не рискуя всей сетью», — отметил Расс Харбен.

Боковые цепи — блокчейны, которые совместимы друг с другом и, что самое главное, с биткоин-блокчейном. Интегрированные с ним, сайдчейны предоставляют преимущества альткоинов (альтернативных биткоину криптовалют) без сопутствующих рисков. Их использование для специфичных целей будет стимулировать дальнейшие инновации, делая возможной сеть «распределенных доверительных систем».

Техническая организация

Идея сайдчейнов подразумевает возможность отправить биткоины на специально созданный биткоин-адрес. Эти адреса устроены таким образом, чтобы монеты находились вне контроля пользователя и кого-либо еще. Их обездвиживают, и они могут быть разблокированы, только если кто-то сумеет доказать, что они больше не используются в другом месте. Иначе говоря, отправитель использует основные правила биткоин-транзакции для
постановки особого условия, которое должен выполнить будущий владелец, чтобы взять на себя управление. Как только транзакция иммобилизации оказывается подтверждена, пользователь отправляет сообщение в другой блокчейн — тот, который он хочет использовать. Оно содержит доказательство, что монеты перемещены на специальный адрес в сети биткоина и обездвижены, а также что эту операцию совершил конкретный пользователь. Если второй блокчейн соглашается быть боковой цепью биткоина, то он в свою очередь создает такое же количество монет в собственной сети и дает пользователю контроль над ними.

Таким образом, получается, что биткоины как будто были переданы этой второй цепи, в то время как в сети биткоин они находятся в обездвиженном состоянии.

Теперь пользователь может проводить транзакции с монетами во второй цепи по любым правилам, которые она позволяет.

Возможно, в этой боковой цепи блоки создаются быстрее. Возможно, пользователю придется платить взносы, чтобы стимулировать тех, кто обеспечивает работу сайдчейна. Есть важное правило: боковая цепь следует соглашению, по которому, если пользователь сможет доказать перемещение какого-либо числа биткоинов за пределы биткоин-сети, то столько же их появится в боковой цепи. И наоборот, кто бы ни держал монеты в боковой цепи, он может передать их обратно в биткоин-сеть, создав специальную транзакцию, которая обездвижит биткоины в боковой цепи. Они исчезнут оттуда и станут доступными в сети биткоина под управлением того, кто был их последним владельцем в боковой цепи.

Таким образом, разработчики получают возможность экспериментировать с различными типами правил обращения криптовалюты, не будучи вынужденными создавать собственную валюту.

Теперь есть способ переместить монеты из биткоина на другую платформу (боковую цепь) и снова положить их обратно. Именно это происходит при их перемещении на платформу кошелька или обменника. Различие в том, что платформа, куда они были перемещены, также является блокчейном.
Можно представить себе боковую цепь, которая намайнена одной компанией. Это было бы идентично кошельку компании, но с полной видимостью транзакций. Далее можно смоделировать боковую цепь, которая намайнена сотней компаний в свободном объединении, — она будет не полностью децентрализована, но более защищена от цензуры или неподтверждения транзакций, чем в первом случае, — и т.д. Главное тут — возможность
протестировать эти продукты и услуги без необходимости создавать новую валюту или возвращаться к старой централизованной модели.

Следовательно, сайдчейны — это архитектура для строительства полудецентрализованных продуктов и услуг, которые прежде были просто невозможны. Большинство из них носят экспериментальный характер и обычно умирают. «Фактически [боковые цепи позволяют] развивать альткоины и инновации без необходимости каждой новой цепи иметь собственную валюту, то есть с использованием биткоина», — заявил Мэтт Белл, основатель Mercury.

По мнению Даниила Васильева из getLISK.com, сайдчейны важны, потому что они уменьшают раздувание основного блокчейна, позволяя ему продолжать быть быстрым и эффективным. Для иллюстрации вот выдержка из раздела «Вопросы и ответы» на сайте крупной биткоин-биржи Coinbase:

«Вопрос. Почему я не вижу мою транзакцию в блокчейне?

Ответ. Большинство операций в сети биткоина можно просмотреть в публичном блокчейне, который учитывает их и проверяет их законность. Но при передаче от одной учетной записи Coinbase на другую учетную запись Coinbase транзакции происходят без блокчейна. Это делает подтверждение мгновенным, транзакции становятся дешевле, допускаются микротранзакции всего в один сатоши (0,00000001 биткоина). В случае таких "нецепочечных" операций нельзя просмотреть передачу биткоина в блокчейне, и ссылка "Дополнительные сведения" будет отсутствовать».

Перед теми, кто заинтересован во внедрении технологии блокчейн, возникает закономерный вопрос: какой же конкретно блокчейн использовать? Об этом, например, спрашивал Михаил Гранкин (основатель и генеральный директор компании «Финансовая криптография», ранее руководивший направлением по разработке блокчейн-технологий в Qiwi) в апреле 2016 года: «У каждого из двух главных соперников: блокчейна биткоина и блокчейна Этериума — есть свои проблемы. Проблема блокчейна биткоина — отсутствие экономического способа использовать данный блокчейн, кроме как для денежных переводов. Более того, в связи с увеличением количества транзакций размер блока был уменьшен. Плюсом блокчейна Этериума является то, что его можно писать на любом языке программирования, но проблема Этериума — он не масштабируется, в отличие от блокчейна биткоина. Также
можно выделить проблему централизованности блокчейна Этериума, так как система идет по пути решения самих разработчиков, в отличие от блокчейна биткоина, где пользователи сами голосуют за тот или иной сценарий развития всей системы».

Мультичейн: возможное решение

Компания Coin Sciences, созданная и управляемая Гидеоном Гринспеном, недавно анонсировала новое решение под названием «Мультицепочечный частный блокчейн» (MultiChain, мультичейн). Проблема состояла в том, что финансовые учреждения не считали биткоин-блокчейн достаточно стабильным и проверенным для удовлетворения своих потребностей. «Стало ясно, что люди ищут решение, похожее на биткоин, но другое, нежели криптовалюты», — сказал Гринспен.

MultiChain позволяет клиентам сделать выбор:

 будет их блокчейн частным или общедоступным;

 как быстро станут создаваться блоки;

 кто сможет подключаться к сети;

 как эти лица будут взаимодействовать;

 каким окажется максимальный размер блока;

 какие метаданные можно будет включить в транзакции среди других функций.

На своем сайте создатели MultiChain описывают такие преимущества своей системы, как:

 управляемые полномочия;

 быстрое развертывание;

 встроенная поддержка активов («создать тысячи активов на блокчейне, все они отслеживаемые и проверяемые на сетевом уровне; выполнять безопасные мультиактивные и многосторонние обменные операции»);

 настраиваемость («полный контроль над каждым аспектом операций клиентского блокчейна, никакой собственной криптовалюты не требуется»);

 совместимость с биткоином;

 растяжимость («добавьте неограниченное количество данных к транзакциям, чтобы задокументировать любой процесс; идеально подходит для совместного контроля»).

Интересно посмотреть, как в этом случае решается ряд технических проблем, известных нам по биткоин-блокчейну.

Мультичейн позволяет пользователям устанавливать список разрешенных пользователей, которые могут действовать как узлы, отсылающие информацию о сети и майнерах и проверяющие транзакции (в том числе узлы могут проверить, были ли подтверждены другие узлы). Предоставляются полномочия на использование транзакций со специальными метаданными. Майнеру первого блока в цепочке (genesis block) дают все установленные в сети права, и он действует как администратор, который может назначать других администраторов. А любые изменения в консенсусе должны быть утверждены определенным числом участников.

Полномочия могут также строиться на ограниченной основе, согласно официальному документу, или действовать для фиксированного диапазона номеров блока. Это отличается от текущей стратегии достижения консенсуса в биткоине.

В случае изменения административных и майнинговых полномочий других пользователей необходимо одобрение этого определенной частью существующих администраторов. Последние версии MultiChain также предусматривают суперадминистраторов, которые могут назначать и отменять полномочия самостоятельно.

Мультичейн решает и проблему опасности того, что какой-то участник может монополизировать процесс майнинга. Решение кроется в ограничении на количество блоков, которые позволено создавать одному майнеру в заданном окне. Мультичейн реализует эту схему, используя параметр, называемый разнообразием майнинга. Он обеспечивает циклический график, согласно которому допущенные майнеры должны создавать блоки по очереди,
чтобы генерировать допустимый блокчейн. Параметр разнообразия майнинга определяет строгость схемы, то есть процент допущенных майнеров, которые должны были бы тайно сговориться, чтобы подорвать сеть. Кроме того, порог разнообразия помогает предотвратить злоупотребление в случае, когда сеть разделяется временно на отдельные «острова», например из-за отказа связи. Такая ситуация приведет к ветвлению в цепочке, поскольку каждый «остров» не способен видеть транзакции и блоки других. Как только сеть соединится, вариант с более длинной цепочкой окажется принят как глобальный консенсус. Порог разнообразия гарантирует, что блокчейн будет принадлежать «острову», содержащему большинство допущенных майнеров, так как цепочка другого «острова» быстро «замерзнет».

При этом каждый участник сохраняет полный контроль над собственными активами через свой закрытый ключ. Даже майнеры не могут создавать транзакции, расходующие средства другой стороны, а управление базой данных распределено на много объектов, так чтобы ни одна группа не могла в одностороннем порядке решить, какие транзакции допустимы или будут подтверждены.

В блокчейне MultiChain комиссии за транзакции и блочные вознаграждения по умолчанию равны нулю. Если стоимость майнинга блока незначительна, майнерам не нужна никакая компенсация за предоставление этой услуги, помимо их общего участия в работе блокчейна. В ином случае майнеры могут взимать с сетевых участников фиксированную плату традиционными деньгами за годовое обслуживание. Однако при необходимости MultiChain может также быть сконфигурирован так, чтобы использовать собственную валюту для блочных вознаграждений, минимальных комиссий за транзакции и оплаты издержек.

Известно, что протоколы токенов, такие как CoinSpark и Counterparty, позволяют выпускать сторонние активы и переводить их по биткоин-блокчейну параллельно с собственной валютой биткоина. Эти методы могут также использоваться в частных блокчейнах, создаваемых посредством MultiChain и даже с некоторым улучшением.

Проблема с маркировкой активов по биткоину заключается в том, что метаданные, которые кодируют присутствие несобственных активов, не подвергаются проверке сетевого уровня. Давайте предположим, что банк ABC выпустил токены, представляющие доллары. Злоумышленник может создать транзакцию, метаданные которой указывают, что содержат 100 долларов АВС на вывод, даже если на ввод не было никаких долларов ABC. Сеть
биткоина примет такую транзакцию как допустимую, и блокчейн ее подтвердит, потому что, во-первых, узлы биткоина не способны считывать эти метаданные и, во-вторых, узлы биткоина не отслеживают доллары ABC.

Поэтому на биткоин-блокчейне наличие или отсутствие маркируемого актива может быть определено только путем исследования полной истории всех транзакций, влияющих на конкретный токен, начиная с транзакции, которая создала его.

Мультичейн решает проблему, кодируя идентификаторы и количества всех активов в каждой транзакции на вывод на языке сценариев биткоина. Правила проверки допустимости транзакций теперь предусматривают контроль того, равно ли общее количество всех активов в транзакциях на вывод общему количеству на ввод.

Система полномочий MultiChain может быть использована для ограничения права на создание активов. Кроме того, новые версии позволяют сформировать для каждого типа актива свою собственную группу администраторов и допущенных отправителей и получателей. В качестве платформы общего назначения для частных блокчейнов MultiChain может быть развернут для широкого спектра вариантов использования. Проработаны, например, следующие три сценария развертывания: централизованный валютный клиринг, выпуск облигаций и одноранговая торговля ими, а также коллегиальная (с несколькими партнерами-мерчантами) программа лояльности.

Ripple — популярный сайдчейн-сервис

В качестве одного из самых популярных в мире сайдчейнов можно рассмотреть Ripple.

Как указано на сайте сервиса, распределенная финансовая технология Ripple позволяет банкам во всем мире взаимодействовать друг с другом без потребности в центральном контрагенте. Сервис позволяет банкам снизить операционные затраты и предлагает такие преимущества для международных платежей, как мгновенные прямые расчеты между банками, отслеживание средств в реальном времени и самую низкую общую стоимость расчетов.

Утверждается, что в сети Ripple работают 12 из 50 крупнейших банков мира и еще 30 находятся в стадии активной интеграции, доступны более 60 стран, проведено 116 млн транзакций.

Сервис Ripple построен вокруг сети, которая не требует центрального оператора, что приводит к мгновенной проверке транзакции и достоверному расчету. Предлагается криптографически безопасный сквозной поток платежей с неизменностью транзакций и информационной избыточностью. Распределенная сеть Ripple позволяет осуществлять международный обмен через рынок Форекс или внутренний отдел форекс-торговли с помощью решения Ripple FX Market Making.

Платформа предлагает технологическое решение для кроссвалютных расчетов в реальном времени. Эта технология достаточно гибкая, соответствует требованиям риск-менеджмента, конфиденциальности и отвечает потребностям банка. Она спроектирована таким образом, чтобы вписаться в инфраструктуру любого банка с минимальными накладными расходами и без перебоев в работе.

Сеть Ripple содержит Ripple Consensus Ledger (RCL), безопасный распределенный реестр, который использует консенсус-процесс для урегулирования транзакций. В RCL есть регистрационный журнал с заявками и запросами предложений от инициаторов платежей и «маркет-мейкеров». Его алгоритм позволяет найти самый низкий обменный курс среди всех регистрационных журналов и валютных пар.

При этом у системы есть собственный токен, который называется XRP. XRP имеет всего две функции. Во-первых, он призван защищать систему от спама: за размещение записи авторизованный пользователь должен заплатить немного XRP. Во-вторых, токен выступает в качестве единицы расчетов при обмене любых национальных валют внутри системы.

Вот объективная оценка от соседа по рынку — компании Citi: «Ripple XRP фокусируется на создании более эффективной и масштабируемой сети для перевода денежных средств и ценностей. Ripple XRP — это цифровая валюта, которая стремится улучшить биткоин, покончив с энергоемким и неэффективным майнингом. Ripple делает это через консенсус, позволяющий всей сети отражать данные в одном реестре. Кроме того, подтверждения
транзакций в Ripple намного быстрее, чем в биткоине (всего несколько секунд). XRP был разработан Ripple для использования в межбанковских взаиморасчетах в реальном времени, чтобы избежать использования банковской сети коротношений».

В 2016 году Santander стал первым британским банком, применившим Ripple для международных платежей. По информации из СМИ, другими банками, собиравшимися интегрироваться с Ripple, чтобы улучшить свои международные платежи, были UniCredit, UBS, ReiseBank, CIBC, National Bank of Abu Dhabi (NBAD) и ATB Financial.

Генеральный директор Ripple Крис Ларсен оценивает это как важный этап: «Мы достигли переломного момента, когда финансовые учреждения идут дальше блокчейн-экспериментов и запускают проекты приложений для реального мира, которые управляют значительным объемом потоков от банка к банку. Это важный шаг вперед для мировой финансовой системы».

Заключение

Закончить этот раздел хотелось бы словами директора проектов Центра технологических инноваций Сбербанка Дмитрия Булычкова: «Мы сейчас живем в централизованном мире, и, чтобы начать переходить в распределенный мир, надо поменять парадигму. Процесс идет, многие начинают понимать прелести децентрализации и распределенности, ценность блокчейна. В течение ближайших 5–10 лет мы будем мигрировать в сторону закрытых
систем обмена межкорпоративной информацией, платежами и т.д. В итоге в 2020-е годы технология разовьется, и у нас будет много частных блокчейнов. В перспективе нас ждет распределенный мир, похожий на интернет. Блокчейн будет развиваться в том же направлении, в котором развивался интернет».

2.6. Публичные и приватные (частные) блокчейны: концепции, примеры, сравнения

Очевидно, что закрытая платформа является серьезным препятствием для инновации.

Сэр Тим Бернерс-Ли, изобретатель World Wide Web

Я не знаю, что будет иметь успех. В чем я уверен — что мы увидим блокчейн-решения, одноранговые решения, появляющиеся в нашей отрасли, и мы хотим быть ближе к этому развитию.

Саймон Макнамара, главный администратор RBS

Типы блокчейнов

Публичный блокчейн — это платформа, где любой может читать и вносить записи, при этом обеспечивая доказательство правдивости своих действий. Считается, что публичный блокчейн — это полностью децентрализованный блокчейн. Вот примеры.

 Ethereum предоставляет децентрализованную платформу и язык программирования, который помогает обслуживать смарт-контракты и позволяет разработчикам публиковать распределенные приложения.

 Factom помогает с ведением документации и регистрацией деловых операций для бизнеса и государства.

 Blockstream — разработчик сайдчейн-технологии, расширяющей возможности биткоина; компания проводит эксперименты в области обеспечения учета с помощью публичной блокчейн-технологии.

Приватный (частный) блокчейн наделяет владельца исключительным правом совершать любые изменения. Эта концепция может быть интересна для финансовых институтов и крупных компаний, поскольку позволяет строить собственные системы и уменьшать затраты, одновременно повышая эффективность работы. Вот некоторые примеры.

 Eris Industries с помощью блокчейн-технологии предоставляет совместный доступ к базе данных программного обеспечения.

 Blockstack с помощью приватного блокчейна обеспечивает операции бэк-офиса финансовых учреждений, включая клиринг и урегулирование расчетов.

 MultiChain поставляет распределенную базу данных с открытым исходным кодом для финансовых операций.

 Chain Inc., разработчик API для блокчейнов, создает платформу, которая позволяет торговать долями частных компаний.

По определению Deloitte, частные блокчейны являются сетями, где участники априори известны и имеют разрешение на обновление реестра. Они могут принадлежать к одной организации или к различным, работающим в одной отрасли; в последнем случае отношения между ними определяют неофициальные договоренности, формальные контракты или соглашения о конфиденциальности.

Гибридный тип (так называемый блокчейн-консорциум) — это соединение двух предыдущих типов, публичного и приватного. Так, право читать и вносить записи здесь может быть расширено на определенное число людей/узлов. В этом случае они получат блокчейн с ограниченным доступом, станут работать над своими решениями и поддерживать права на интеллектуальную собственность в рамках консорциума.

В блокчейн-сообществе есть множество различных иных классификаций. Например, есть мнение, что лишь платформы, работающие вне национальных границ на открытых или публичных протоколах, нигде не зарегистрированные и, соответственно, никем не регулируемые, кроме сообщества самих пользователей, можно отнести к децентрализованным. Тогда блокчейн-сервисы, которые оказывают услуги на публичном блокчейне, но
зарегистрированы в некоем государстве и имеют счета в местной валюте — такие как CoinBase или Circle, — в эту категорию не попадают. Аналогично, в такой классификации «централизованными блокчейн-сервисами» оказываются, например, Bitcoin, Ethereum и BitShares.

Айк Ару считает, что популярная классификация блокчейнов не очень точна. По его мнению, публичный блокчейн — это любой блокчейн, который предоставляет равный доступ каждому участнику. Другими словами, любой может читать, выполнять операции и производить работы. Таким образом, каждая криптовалюта является публичным блокчейном. В то же время приватный блокчейн — это любой блокчейн с определенными ограничениями. Например, майнинг может быть доступен лишь избранным участникам сети. К сожалению, замечает Ару, многие люди трактуют термин «приватный блокчейн» очень широко, используя его даже в случае одного узла, где реального майнинга не производится. Например, компания Surety Technologies поддерживает систему, похожую на приватный блокчейн, для меток времени.

Конечно, это не единственно возможная классификация блокчейн-систем. Например, Виталик Бутерин выделяет следующие три категории блокчейн-приложений.

Публичные блокчейны — это блокчейны, которые любой человек в мире может прочитать, на которых любой может заключать сделки, ожидая увидеть их, если они действительны, и где любой может принять участие в консенсусном процессе — процессе определения, какие блоки были добавлены к цепочке и каково их текущее состояние. Вместо централизованного или квазицентрализованного доверия публичные блокчейны поддерживаются
криптоэкономикой — комбинацией экономических стимулов и криптографической проверки — путем использования таких механизмов, как доказательство работы или доказательство доли, при полном соблюдении того принципа, что степень влияния, которую кто-то может иметь в консенсусном процессе, пропорциональна количеству экономических ресурсов, которые он может пустить в ход. Эти блокчейны обычно считаются «полностью децентрализованными».

Блокчейн-консорциум — это блокчейн, где за консенсус отвечает предварительно выбранная группа узлов; например, можно представить консорциум 15 финансовых учреждений, каждое из которых управляет узлом и среди которых 10 должны подписать каждый блок, чтобы тот стал допустимым. Право читать блокчейн здесь может быть доступно всем или ограниченному количеству участников. Также существуют гибридные маршруты, общедоступные
вместе с API, которые позволяют желающим делать ограниченное количество запросов и получать криптографические доказательства отдельных частей состояния блокчейна. Эти блокчейны можно считать частично децентрализованными.

Полностью частные блокчейны — это блокчейны, где право вносить записи закреплено за одной организацией. Чтение разрешений может быть общедоступным или также ограниченным. Потенциальные области применения этой категории включают управление базой данных, аудит и удовлетворение внутрикорпоративных потребностей, так что необходимости в доступе широкой общественности к чтению во многих случаях может вообще не быть.

Таким образом, Виталик Бутерин видит следующее различие между блокчейн-консорциумом и полностью частным блокчейном: первый предоставляет нечто среднее между низким доверием публичных блокчейнов и «единственным предприятием с высоким уровнем доверия» — моделью частных блокчейнов, тогда как последний представляет собой традиционную централизованную систему со возможностью вмененной криптографической
проверки.

Сравнение публичных и частных блокчейнов

Пожалуй, следует рассмотреть основные плюсы и минусы, присущие публичным и частным блокчейнам. Как справедливо замечает Д. Стародубцев, «когда компании говорят о том, что хотят блокчейн, они всегда уточняют, что хотят приватный блокчейн, потому что им важно быть администраторами системы. Объект учета финансовых институтов — это всегда собственность. И блокчейн позволит им учитывать объекты собственности проще, прозрачнее, с соблюдением приватности и меньшими рисками уязвимости для их внутренней системы».

«Я думаю, что через публичный блокчейн трудно будет осуществлять финансовые операции. Посмотрите на Western Union, JPMorgan Chase и Wells Fargo. Мы публичные компании, и, если наши транзакции были бы открыты посторонним, они могли бы делать прогнозы нашего дохода прежде нас самих. Я думаю, что для финансовых услуг более уместно использование блокчейн-системы, функционирующей по принципу замкнутого цикла», — заявил
Дэвид Томпсон, директор по информационным технологиям Western Union.

По мнению архитектора криптотехнологий Qiwi А. Трошичева, «даже если система не является публичной, это не значит, что система является централизованной. Непубличная система может иметь такие же децентрализованные свойства, но протокол взаимодействия между узлами не будет подразумевать раскрытия всех данных всем участникам, так, например, работает интернет. Если рассматривать публичные системы, то есть вариант, который я бы лично не назвал решением, но он пока единственный реализуемый: это платежные каналы, а точнее, сеть таких каналов (Lightning Network). Такой подход позволяет проводить расчеты между держателями средств без записи в цепочку каждой транзакции и за предсказуемое время.

Но у такого решения есть много технических сложностей. Как минимум, чтобы проводить эти транзакции вне основной цепочки, нужна какая-то инфраструктура, которая будет хранить и обрабатывать транзакции. Такая система должна быть высокодоступной и выдерживать большие нагрузки. Для этого нужны плохо предсказуемые вложения в инфраструктуру: сервера, каналы связи…»

Каковы преимущества частного блокчейна

Прежде всего, частный блокчейн обладает большей пропускной способностью. Биткоин-блокчейн совершает в секунду лишь 7 транзакций, а блокчейн BitShares может обрабатывать около 100 000 транзакций. При этом частный блокчейн дешевле, надежнее и функциональнее, чем традиционные базы данных, за счет особенностей архитектуры.

На техническом уровне пропускную способность ограничивает размер блока и архитектура данных. Кроме того, в публичном блокчейне все узлы должны обрабатывать каждую транзакцию. Система не может проводить вычисления параллельно, она не обладает линейной масштабируемостью. Даже если добавить в сеть дополнительный узел, пропускная способность останется такой же. Приватные блокчейны решили эту проблему. Например, BigChain DB уже обладает линейной масштабируемостью.

В частном блокчейне нет необходимости в каждом узле для проверки операции: на самом деле все они доверенные, поэтому скрупулезного выполнения всей работы не требуется.

Частный блокчейн позволяет, например, объединиться консорциуму из 20 банков в рамках одной базы данных и сэкономить колоссальные средства. Частный блокчейн обладает высокой прозрачностью, приватностью (используется криптография с публичным ключом) и многими другими позитивными свойствами. Любую транзакцию здесь может отменить администратор, который контролирует более половины узлов сети. Администратор вносит изменение и тем самым сообщает всем остальным участникам сети, что в настоящий момент база данных выглядит так и никак иначе. У них есть два пути: согласиться, что теперь база — блокчейн — выглядит так, или не согласиться и покинуть ее, создав собственную, новую сеть. С этой точки зрения, дороговизна публичных блокчейнов может быть оправдана, когда необходимо обеспечить неизменность истории и нередактируемость
транзакций.

Но верно и обратное. Вот показательное мнение: «Публичные блокчейны могут казаться привлекательными, поскольку они часто подаются на рынке как средство от любых проблем, — но они не являются эффективным решением для организаций, стремящихся обеспечить себе уверенность в неопределенном мире, и в настоящее время публичные блокчейны не предоставляют надежной возможности для клиринга и урегулирования расчетов по финансовым инструментам. Если цель финтех-стартапов состоит в том, чтобы создать новую коммерческую магистраль для обеспечения множества различных типов финансовых инструментов, то производство продуктов, которые действительно удовлетворяют потребности участников рынка, возможно, важнее, чем попытка скрепить всѐ в псевдонимную сеть, намеренно лишенную ряда свойств, в которых в настоящее время нуждаются
институциональные клиенты».

Недавно американская консалтинговая компания Accenture подала заявку на патентование системы, допускающей опцию редактирования данных, хранящихся в блокчейне97. Компания утверждает, что такое редактирование будет возможно лишь в исключительных обстоятельствах с целью исправления опечаток и фактических ошибок операторов, а также приведения данных в соответствие с требованиями изменившегося законодательства. Таким образом, частные блокчейны смогут назначать администраторов для работы с системой, наделенных правом доступа к базе и редактирования данных в соответствии с корпоративным кодексом.

Прототип Accenture использует метод под названием chameleon hash, предполагающий добавление «замка́» между частями блокчейна. Обладающий ключом администратор может открыть такой «замок» и отредактировать записи. Специалисты Accenture утверждают, что такого рода правки не нарушат целостность сети. Chameleon hash взламывает код вокруг редактируемого блока, а затем использует адаптационный алгоритм, чтобы восстановить связь с остальным блокчейном, чтобы другие компьютеры в цепи не ощутили изменений98. В Accenture полагают, что это поможет адаптировать блокчейн к корпоративному миру.

Редактирование базы администратором в частном блокчейне становится возможным, потому что там нет механизма доказательства, который существует, например, в блокчейне биткоина (Proof-of-Work). Если кто-то попытается изменить даже один бит в транзакции, которая произошла год назад, система разрешит это сделать, но опознавательный хеш блока полностью изменится и не будет соответствовать доказательству — переборам хеша, подтвердившим правомерность транзакции год назад. Таким образом, вся цепочка данных окажется сломана. Чтобы восстановить ее, потребуется пересчитать все операции, которые прошли за это время через всю сеть, но такое невозможно.

В любых сложных распределенных базах данных есть проблема согласованности операций (consistency) и их доступности (availability). Публичные блокчейны предлагают сверять состояние системы на основании экономических стимулов. Блокчейн биткоина делает это раз в 10 минут, Ethereum — раз в 17 секунд, BitShares — раз в 3 секунды. Частные блокчейны радикально превосходят публичные по скорости во многом за счет того, что такая сеть может доверять любому из своих узлов и системе не нужно запускать механизм Proof-of-Work для каждой транзакции.

Также в приватном блокчейне больше гарантий конфиденциальности.

Обеспечение работы приватных блокчейнов обходится очень недорого, а то и вовсе бесплатно. Если одно предприятие управляет системой и проводит все операции, то ему не нужно брать плату за работу. Но даже если обработка транзакций производится несколькими компаниями, например конкурирующими банками, комиссионные могут оставаться очень маленькими, и по тем же причинам их выполнение будет очень быстрым. При этом полного согласия между узлами не требуется, таким образом, для совершения любой транзакции меньшее число узлов должно выполнить свою функцию.

По мнению Виталика Бутерина, основная ценность блокчейнов в полностью частном контексте — это присущая им криптографическая идентификация.
По той же логике, у частных блокчейнов есть целый ряд преимуществ перед публичными.

 Консорциум или компания, управляющие частным блокчейном, могут при желании легко вводить новые правила, отменять транзакции, исправлять балансы и т.д. В некоторых случаях, например при создании национальных земельных кадастров, эта функциональность необходима.

 Поскольку контрольные устройства известны, невозможна «атака 51%» в результате сговора майнеров.

 Операции обходятся дешевле, так как им достаточно быть проверенными всего несколькими узлами; нет необходимости иметь большие вычислительные мощности и реализовывать проверку на 10 000 компьютеров. Это чрезвычайно важно именно сейчас, когда публичные блокчейны взимают значительные комиссии за транзакции[8], хотя ситуация может измениться в долгосрочной перспективе с появлением масштабируемой
блокчейн-технологии, которая снизит затраты публичных блокчейнов на порядок-два, так что они станут сравнимы с тарифами эффективной частной блокчейн-системы.

 Узлам можно доверять, ошибки оперативно исправляются вручную, а алгоритмы консенсуса позволяют завершать блоки очень быстро. Улучшения блокчейн-технологии, такие как концепция Ethereum и др., способны приблизить публичные блокчейны к идеалу «мгновенного подтверждения» (например, делая возможным полное завершение блока через 15 секунд вместо завершения на 99,9999% спустя два часа, как это
делает биткоин), но все равно частные блокчейны всегда будут быстрее, разница во времени ожидания никогда не исчезнет.

 В случае с ограничениями на чтение частные блокчейны могут обеспечить больший уровень приватности.

«Сделай сам»

Если пользователь желает иметь полный контроль над кодом своей валюты и неограниченные возможности для настройки ее параметров, отмечает М. Вотинов с коллегами100, ему придется реализовать собственный блокчейн.

Ключевым для его реализации будет алгоритм Proof-of-Work или Proof-of-Stake. Выбор зависит от ряда исходных критериев, таких как ограничение объема данных по каждой сделке, размер одного блока, уровень сложности задач, формирующих криптовалютные единицы, контроль выдачи новых единиц, отслеживание сборов и пр.

При использовании готового блокчейна контроль пользователя над этими параметрами не может быть полным и гибким. Но в использовании готовых блокчейнов есть и явные преимущества. Так, безопасность любой цифровой валюты зависит от количества вычислительных ресурсов, задействованных в майнинге, и подтверждающих сделку компьютерных узлов. Запустив свой блокчейн, пользователь будет иметь в распоряжении намного меньше
вычислительных узлов, чем любая существующая и работающая система. Значит, его криптовалюта будет более уязвима для атак и взломов. Запуская новую криптовалюту на базе сформировавшегося многоузлового блокчейна, пользователь снимает с себя часть обязательств по соблюдению безопасности сделок. Кроме того, от популярности блокчейна, на котором основана новая криптовалюта, в немалой степени зависит ее популярность на
онлайн-рынках.

Для желающих завести собственный блокчейн уже существует вся необходимая инфраструктура. Так, сервисы CryptoLife и CoinCreator предлагают услуги по созданию алгоритмов SHA-256, Scrypt и X11 для криптовалют с кастомизированными параметрами, по регистрации логотипа валюты, хостингу и блоковой аналитике. Сервис NXT помогает в создании и поддержке валют, альтернативных биткоину. NXT обеспечивает высокий уровень
безопасности и доступ к многочисленным децентрализованным биржам.

Преимущества публичного блокчейна

Публичные блокчейны, включая биткоин, Ethereum, Hyperledger и практически все альткоины, построены таким образом, чтобы у каждого пользователя был доступ к ним при наличии компьютера и выхода в интернет. Все данные на публичных блокчейнах общедоступны по умолчанию, хотя личная информация всех взаимодействующих участников может быть скрыта, как это делается в случае биткоина. У такой открытости есть свои плюсы: способность противостоять взлому и безопасность, ведь каждый участник видит все остатки на счетах и прохождение всех операций. Но это уменьшает пропускную способность системы. Внутри сети в таком случае перемещается меньшее количество данных, и происходит это медленнее, потому что все они должны быть продублировано всеми сторонами.

Публичный блокчейн — это прозрачный механизм. Он защищает пользователей, устанавливая ограничения, которые не способны преодолеть даже разработчики приложения. Хороший пример — соцсети. Каждый раз, когда Facebook изменяет свою политику, он уведомляет об этом общественность, и люди, для которых неприемлемы нововведения, покидают сервис. Если бы Facebook не сообщал бы честно и открыто об изменениях, тогда бы
пользователи могли потребовать публичного блокчейна, чтобы устанавливать свои правила.

На первый взгляд сложно понять, замечает Виталик Бутерин, почему разработчик приложений добровольно отказывается от власти и ограничивает себя. Однако экономический анализ показывает две ситуации, когда слабость оборачивается силой. Во-первых, если разработчик явно сделает трудным или невозможным совершение некоторых действий, это добавит ему доверия пользователей. Во-вторых, такое ограничение позволит разработчику избежать давления извне, например со стороны правительства.

Бутерин также упоминает, что, когда много организаций использует один блокчейн, растут преимущества сетевого эффекта. Это позволяет увеличить популярность системы и пользу от продвигающих ее организаций, а также сокращает операционные затраты и, в частности, риск контрагента.

В природе частных блокчейнов есть отдельные недостатки . Так, безопасность там обеспечивается старыми моделями, которые сродни замку́
Казалось бы, чем меньше людей знает о базе данных, тем безопаснее эта модель, но всегда может найтись хакер или внутренний злоумышленник из числа сотрудников организации. Кроме того, в приватных системах владельцы обычно не способны доказать отсутствие скрытых альтернативных блокчейнов, что может стать проблемой.

Дэвид Мондрус, руководитель высокотехнологической компании, работающей в сфере электронной коммерции, объясняет это так: «Когда люди говорят о «приватном» блокчейне, они на самом деле имеют в виду альтернативный блокчейн с прозрачной записью учета и множественными независимыми владельцами узла, иначе можно было бы просто описать это как оригинальную распределенную базу данных. Пока Proof-of-Stake доказывает свою
способность работать, мы имеем только Proof-of-Work. Используя его, блокчейн становится сильным сообразно денежной сумме, которую он берет, чтобы провести транзакцию».

В приватном блокчейне, даже в случае PoW, за ним стоит значительно меньше аппаратных средств, а это означает, что проще влиять на уровень доверия. На самом деле приватному блокчейну может доверять только его владелец.

Известный блокчейн-эксперт Андреас Антонопулос утверждает, что приватные блокчейны сегодня функционируют с теми же самыми ограничениями, которые имеют интранеты компаний, включая значительные проблемы безопасности. По его мнению, разрешенные блокчейны создают среду, где вредоносное программное обеспечение получает преимущество, и, таким образом, проблемы безопасности становятся постоянными и могут
полностью поглотить сеть.

Некоторые блокчейн-энтузиасты и вовсе заявляют: «Редактируемый блокчейн — это просто база данных. Вся суть блокчейна заключается в том, что он остается неизменным. Для системы, не имеющей централизованного управления, такой инструмент редактирования — большая концептуальная ошибка» (таково мнение Г. Наттала, основателя консалтинговой блокчейн-компании Dislytics). Однако это, скорее, можно отнести к проявлениям
«биткоин-максимализма» — термин, который ввел Виталик Бутерин для обозначения тех, кто уверен, что блокчейн без биткоина невозможен.

Каковы перспективы

PwC полагает, что на рынке есть место и для частных, и для публичных блокчейнов, а также для их комбинаций105. К 2020 году многие предприятия, работающие вне сферы банковских и финансовых услуг, возможно, станут использовать частные блокчейны для организации различных цифровых бизнес-потоков.

«У каждой компании будет своя собственная версия блокчейна, вероятно, даже сотни в одной компании — по одной для каждого возможного применения, — говорит в интервью PwC Ху Лян, старший управляющий директор недавно созданного технологического центра в компании State Street. — Мы думаем, что будут сотни, если не тысячи блокчейнов».

Однако за пределами банковской отрасли легионы разработчиков сосредоточены на публичных блокчейнах. Эти люди делают ставку на появление финансового инструмента, сравнимого по эффекту с появлением общедоступного интернета. Таково, например, видение сотрудников OpenBazaar, открытой одноранговой торговой площадки, появившейся в декабре 2015 года. «Вместо того чтобы идти на сайт, — заявляют в OpenBazaar, — вы загружаете и устанавливаете программу на компьютере, которая непосредственно соединяет вас с другими людьми, готовыми покупать у вас или продавать вам товары и услуги. Такой одноранговой сетью не управляет никакая компания или организация — это сообщество людей, которые стремятся торговать друг с другом напрямую».

Тенденция последнего времени — частные блокчейны под заказ Компании Deloitte (с Rubix), Eris Industries и AlphaPoint (со StreamCore) продают готовые решения для приватных блокчейнов непосредственно бизнесу. Есть также Microsoft, которая начала предлагать «Блокчейн как услугу» (BaaS) и приватные блокчейн-узлы, сформированные как шаблоны быстрого запуска в облачном сервисе Azure. Развивать блокчейн-узлы, и публичные и приватные, с элементами Azure чрезвычайно просто, таким образом теперь становится возможным тестирование блокчейна и внедрение его «за час». Наконец, существует вариант приватного блокчейна, который просто разворачивается на рабочем столе компьютера посредством MultiChain. Все это позволяет быстро решать вопросы дизайна, установки и работы приватных блокчейнов с учетом пользовательской специфики бизнеса.

И это мы еще не говорим о больших проектах подающих надежды блокчейн-консорциумов и о собственном решении SWIFT. Однако вполне вероятно, что один из консорциумов в будущем сможет, используя свой приватный блокчейн, занять ведущее место на основных направлениях финансового рынка. Одно можно сказать наверняка: чем шире распространяется частный блокчейн, тем более вероятно, что регулирующие его правила будут изменены.

2.7. Блокчейн против биткоина

Преимущества и сила биткоинов совсем не в возможностях анонимных платежей, а в том, что они базируются на технологиях с огромным потенциалом — так называемых цепочках блоков. Валюта — только одно из приложений технологии, возможно, даже не самое даже востребованное.

Питер Уэйнер, статья «За гранью биткоина: семь способов капитализации блокчейнов»

Крупные компании, отчаянно надеясь на блокчейн без биткоина, очень похожи на тех, что говорили в 1994-м: нельзя ли нам, пожалуйста, онлайн без интернета?

Марк Андресен, венчурный капиталист, запись в Twitter 18 декабря 2015 года

По оценке VentureScanner.com, в 2016 году существовало более 800 новых предприятий в глобальной биткоин-экосистеме, которые в совокупности собрали более 1 млрд долларов финансирования. В число этих бизнесов входили специализированные биткоин-биржи, биткоин-майнеры, которые предоставляют специализированную компьютерную технику, биткоин-кошельки и основанные на биткоине платежные сервисы, а также компании, предлагающие многие другие элементы инфраструктуры, включая, например, информагентства и СМИ.

Понятно, что всплеск интереса к цифровым валютам, таким как биткоин, создало распространенное заблуждение, что блокчейн имеет отношение только к банковскому сектору. И, несмотря на то что именно эта технология лежит в основе биткоина, вначале мир узнал о существовании биткоина и лишь потом о блокчейне. Суть его заключается в распределенной и неизменной природе цепочки записей, поэтому лучше говорить о биткоине как о первом
полноценном и работающем случае использования блокчейн-технологии.

По словам экспертов Deloitte, «в то время как общественность бурно спорит о биткоине, исследователи спокойно изучают технологию, которая лежит в основе этой и других цифровых валют, блокчейн — протокол для обмена ценностями через интернет без посредников. И вокруг того, как он мог бы преобразовать не только банковское дело, но и множество других секторов промышленности, все больше поднимается шумиха».

Если биткоин был быстро принят обществом и стал стремиться к массовому внедрению, блокчейн прошел абсолютно иной путь: технология некоторое время оставалась в тени и лишь теперь выходит на свет и принимается крупнейшими финансовыми институтами. Уместной аналогией могут быть электронная почта и интернет. Хоть первая и является важной составной частью второго, она не представляет его в целом. То же самое относится к
биткоину и блокчейну: они тесно связаны, но блокчейн выходит далеко за пределы сферы криптовалют. Биткоин когда-то казался чем-то непонятным, мистическим и почти что противозаконным. Он изначально рассматривался многими как средство финансирования теневого мира. Защитники биткоина хвалят его за отсутствие потребности в центральном управлении и малую степень правительственного регулирования. В действительности же
в условиях недостаточного надзора квазианонимный биткоин может поощрять незаконное поведение, что уже происходило неоднократно.

Так, Марк Карпелес, бывший CEO когда-то крупнейшей, затем столкнувшейся с серьезными проблемами и ныне уже не существующей биткоин-биржи Mt. Gox, попал под арест в Японии в августе 2015 года по обвинению в краже биткоинов на сумму примерно в 387 млн долларов109. Росс Ульбрихт, основатель сайта Silk Road («Шелковый путь»), где среди прочего шла торговля наркотиками за биткоины, был осужден в 2015 году. Как только Silk Road
закрылся, тут же возникли другие сайты, которые стали за биткоины продавать запрещенные товары. Два федеральных агента, попробовавших прикарманить часть биткоинов в ходе расследования по делу Ульбрихта, также стали фигурантами уголовного дела. Больше таких примеров вы найдете в разделе 7.1 нашей книги.

По мнению П. Уэйнера, идея блокчейна оказалась настолько успешной, что очень быстро приковала к себе внимание исследователей и предпринимателей, желающих построить системы, которые обеспечивали бы доверие при взаимодействии субъектов вне сферы криптовалют. При том что обычно блокчейн используется для проведения биткоиновых транзакций, многие компании ищут способы его применения для отслеживания других
операций, сделок или процедур. Некоторые хотят встроить свои транзакции в блокчейн биткоина, другие создают полностью независимый блокчейн или добавляют в блокчейн новые функции, отнюдь не ограничиваясь созданием очередной валюты.

Поскольку блокчейн обеспечивает абсолютно надежную запись транзакций между двумя и более сторонами и развивается множеством уполномоченных (и зачастую конкурирующих) субъектов, открывается масса возможностей для установления с его помощью сложных деловых взаимоотношений, исключающих обман и злоупотребления, заключает Уэйнер.

Вопрос о том, может ли биткоин быть отделен от блокчейна, не новый — он возник с появлением цифровой валюты и стал еще более актуальным по мере того, как крупнейшие финансовые учреждения начали признавать потенциал блокчейна. На технологию потрачены огромные суммы денег, однако многие компании, которые финансируют такого рода проекты, демонстрируют скепсис, когда дело доходит до валюты. Они должны или найти способ отделить технологию от валюты, или принять биткоин как таковой. Этот вопрос порождает страсти, идет борьба между двумя точками зрения: одну сторону занимают люди, верящие в то, что блокчейн-технология бесполезна без биткоина, другую — те, кто считает, что блокчейн проживет без криптовалюты. Аргументы, выдвигаемые теми и другими, приведены в двух следующих подразделах.

«Блокчейн должен существовать вместе с биткоином»

«Биткоин как валюта пережил поразительный рост стоимости в течение первых пяти лет. Валюта как материальный стимул — один из ведущих факторов, которые позволяли сети биткоина стать настолько децентрализованной и крупной», — считает Эрик Кун. Сторонники этих взглядов напоминают, что, если бы биткоин не рос в стоимости, никто никогда не услышал бы о блокчейне. «Майнерам нужны стимулы для вложения ресурсов.
Было бы трудно придумать устойчивую стимулирующую модель для других применений блокчейна», — уверен Кумар Шриджан, основатель биткоин-стартапа.

Раньше, когда биткоин был бесполезен, существовало очень мало майнеров, и, следовательно, чтобы поставить под угрозу систему и эффективно украсть или подделать биткоин, требовалась небольшая вычислительная мощность. Но тогда не было никакого смысла делать это. Зачем красть или подделывать что-то совершенно бесполезное? Поскольку покупательная сила биткоина повысилась, ценность блоков, которыми вознаграждаются майнеры, увеличилась вместе с ней, приведя к росту количества майнеров и производительности их компьютеров.

Красота блокчейн-протокола заключается в том, что он гарантирует: после достижения определенного уровня признания изменение записи в преступных целях всегда будет требовать большой производительности компьютера и, как следствие, расходов, превышающих гарантированные выгоды. Если бы технология отделилась от биткоина, то новый блокчейн был бы чрезвычайно уязвим, хоть и позволил бы сократить расходы на оплату тем, кто отвечает за учет. Опять же возникает вопрос: «Зачем?» Можно просто ввести транзакции в базу данных, хранимую более чем в одном месте, и мы получим то, что имеем теперь.

На самом деле блокчейн без биткоина в качестве токена использовался уже много раз. Примеры этого — Dogecoin, Litecoin или любые другие альткоины. Все они, по сути, основаны на блокчейн-технологии, но используют недавно созданный и, по существу, ограниченный токен. Эти валюты основываются на инфляционной модели, что означает, что их запас может бесконечно увеличиваться, а стоимость бесконечно уменьшаться со временем. Какой резон майнера соглашаться на долгосрочный проект с отложенным вознаграждением, если его окончательная сумма гарантированно станет меньше?
Блокчейн, очевидно, может быть отделен от биткоина, это уже делалось. Если просто сохранить распределенный реестр, то вновь возникает вопрос доверия третьей стороне или огромных расходов для достижения большого числа хранителей. Так или иначе, все преимущества технологии сойдут на нет. Единственное решение состоит в том, чтобы оставить биткоин или что-то подобное в качестве платы за поддержание распределенного реестра —
в долгосрочной перспективе это благотворно повлияет на покупательную силу существующей валюты.

Впрочем, вернемся к вопросу, поднятому ранее.

Одно из ключевых преимуществ биткоина — система внутренних стимулов. Люди и организации, включенные в биткоин-экосистему, от майнеров до разработчиков, непосредственно заинтересованы в усилении блокчейна.

Самый очевидный пример — майнеры: в обмен на усилия по защите сети они получают компенсацию (биткоины). Любая попытка с их стороны ослабить безопасность сети приведет к обесцениванию валюты, и, таким образом, их собственные накопления потеряют стоимость. Стимулы для небиткоиновых блокчейнов — нерешенный вопрос. Кто будет мотивирован защищать сеть?

Вероятно, безопасностью придется управлять таким же образом, как это делается с любой корпоративной базой данных — с помощью ИТ-отделов участвующих компаний, сотрудничающих в вопросах обновления базового ПО, майнинга и пр. Это вполне возможная схема стимулирования (в конце концов, ИТ-сотрудникам платят за их работу), но она восприимчивее к посторонним атакам и намного более централизована, чем абсолютно открытая сеть, такая как биткоин. И здесь аналогия Андресена с интернетом 1990-х, упомянутая ранее, кажется особенно актуальной:

многие крупные корпорации хотели создать собственный интернет, которым они управляли бы, — CompuServe, AOL и др. Идея «открытого интернета» — общей системы, не контролируемой никакой организацией, где могут участвовать все желающие, — казалась неслыханной и не приветствовалась в большинстве крупных корпораций. Но компании, которые сделали ставку на закрытую систему, были обречены на неудачу, а те, кто приняли открытый
стандарт, сегодня процветают.

То же самое может произойти с биткоином, предупреждают эксперты. Частные блокчейны — это попытки старых компаний сохранить статус-кво, выдавив с рынка стартапы, способные предложить новые идеи и услуги, будь система действительно открытой. Старые финтех-компании признают, что полный отказ от блокчейн-технологии, вероятно, похоронит их. Но «блокчейн без биткоина» может вполне означать «блокчейн для сохранения
статус-кво».

Блокчейн-консорциумы, проекты по созданию блокчейна без биткоина с открытым исходным кодом, пытаются устранить зависимость от него, копируя его самую усовершенствованную технологическую функцию — блокчейн.

Подобные проекты впечатляют, хотя еще неизвестно, можно ли успешно отделить блокчейн от базовой валюты.

«Биткоин больше похож на медь, а не на золото. Блокчейн не может существовать без биткоин-валюты, поскольку электроника не может существовать без меди», — считает Гленн Хатчинс, соучредитель Silver Lake Partners, частной инвестиционной компании.

Частный реестр эквивалентен интранету. А элементом, обеспечивающим ток в блокчейн-сети, является биткоин, чья покупательная сила происходит из его востребованности и защищенности, сформированной и поддерживаемой миллионами майнеров во всем мире.

Когда банки и организации, участвующие в консорциумах, пытаются развернуть независимые блокчейн-сети с уникальными валютами, это представляется чем-то вроде запуска интранета для международных банков, а не для всего населения Земли. Как банки собираются преобразовывать свою криптовалюту в фиатную валюту, остается тайной. Хатчинс заключает: фактически невозможно развернуть уникальную и независимую блокчейн-сеть, не используя биткоин в качестве международного средства сбережения, в силу различных факторов, включая проблемы безопасности и изменчивости.

Джереми Аллер, успешный предприниматель, который заработал более 60 млн долларов для своего стартапа, Circle — сервиса денежных переводов для пользователей биткоина, — сказал в интервью: «Я не хочу еще один сад, окруженный стеной. Я хочу Google для денег. Сегодня традиционные финансовые институты заявляют: "Мы любим технологию, но мы хотим управлять нашей собственной частной технологией". Это непрактично».

«Блокчейн может прожить без биткоина»

«Инновация — это блокчейн, а биткоин-валюта — просто катализатор», — уверен Иэн Диксон, основатель SpaceLingo. Теперь, когда блокчейн — публично известная технологическая часть открытого исходного кода биткоина, больше нет необходимости поддерживать его существование через валюту.

Известная статья, кажется, камня на камне не оставила от величия биткоина. Ее автор аргументирует: криптовалюта, которая так мучила технических специалистов и волновала инвесторов, сегодня находится в жалком состоянии, ее главные сторонники воюют друг с другом, а обычные потребители все еще безразличны к этой якобы революционной форме денег.

Пять лет назад, продолжает автор упомянутой статьи, биткоин-ландшафт был захватывающим местом. Пестрая смесь кодеров, либертарианцев и быстро богатеющих мелких торгашей ухватилась за обещание основателем биткоина Сатоши Накамото новой распределенной, защищенной от взлома денежной системы. Вскоре разразился ранний бум биткоина, и покупательная сила валюты ненадолго взлетела до 1200 долларов. Главные новостные СМИ вцепились в эту историю, а венчурные капиталисты выстроились в очередь, готовые финансировать любой бизнес со словом «бит» в названии. Во множестве организаций, от музыкальных лейблов до клубов NBA, поняли, что можно привлечь внимание прессы, просто объявив о приеме биткоинов.
Однако, как считает автор статьи, валюта не прижилась. Несмотря на все попытки ее популяризировать, обычные потребители так и не принимали биткоин. Отчасти проблема заключалась в том, что в глазах широкой публики за ним тянулся криминальный шлейф. Однако главной причиной, почему биткоин так и не завоевал популярность, стала его неудобность по сравнению, скажем, с кредитной картой: необходимо найти продавцов, которые принимают биткоин, а процедура оплаты включает в себя экзотические приложения, валютные сделки и занимающий несколько минут процесс проверки.

Исследование Citi в разделе «Анализ опыта работы клиентов с биткоином» отмечает: «С потребительской точки зрения биткоин — сложное понятие. Оно требует технической подкованности, чтобы понимать и правильно выполнять сделки. Пользователи должны разбираться в таких концептах, как кошельки, секретные ключи, обмены, подтверждения транзакции, вознаграждения, волатильность. Хотя это нельзя назвать невыполнимой задачей… в
данный момент опыт работы клиентов с биткоином достаточно скромный и распространяется лишь на технически подкованное меньшинство, понимающее, как функционирует криптовалюта и сеть. Это может послужить поводом для создания приложения, которое устранило бы все сложности для среднего потребителя».

Кроме того, недавний раскол в сообществе разработчиков биткоина, не договорившихся о системной модернизации, означает, что инфраструктуре распределенного реестра придется столкнуться с растущим отставанием во времени подтверждения сделки. В результате биткоин станет менее удобен, чем когда-либо, и продавцы (из числа тех, кто принял его поначалу) разбегутся, добавляет автор статьи.

Крупные банки постепенно обнаружили, что могут использовать лучшую часть биткоина, отбросив саму валюту (об этом рассказывается в разных главах нашей книги, потому данный тезис мы примем как достоверный).

Эксперты Deloitte задаются вопросом: какие альтернативы существуют для биткоин-блокчейна? И сами отвечают на него.

Блокчейн бывает разных видов. Наряду с биткоин-блокчейном в последние годы появился ряд других независимых блокчейнов. Ни один еще не достиг такого же масштаба , как биткоин , но они предлагают иные преимущества: возросшую скорость , бо́льшие мощности компьютеров для обработки данных , различные методы достижения консенсуса или более продвинутая функциональность. Litecoin, например, вряд ли является серьезным конкурентом биткоина, но транзакции там проходят быстрее. Ripple Transaction Protocol — более простой тип блокчейна, он обеспечивает моментальные, удостоверенные и недорогие в обслуживании международные платежи для банков и небанковских финансовых компаний. Сделки в распределенном реестре Ripple Transaction Protocol утверждаются по общему согласию, вместо того чтобы использовать принцип доказательства работы, как в биткоине, в силу того, что между сторонами сделки уже установлен определенный уровень доверия. Ethereum является краудфандинговым проектом с открытым исходным кодом, во многом похожим на биткоин-блокчейн, однако позволяющим сети узлов обслуживать собственные смарт-контракты.

Еще один вопрос: как банки планируют развивать блокчейн без майнеров?

Они строят собственную версию блокчейна и управляют ею сами. Как объясняет Джефф Гарзик (бывший разработчик биткоина, который создал консалтинговый бизнес Bloq и помогает банкам и другим бизнесам развернуть блокчейн-технологию), этот процесс включает анализ базового протокола, лежащего в основе биткоина, и дальнейшее избавление от всего, что связано с майнингом и функций компенсации. Гарзик говорит, что майнеры — интересный способ создания реестра, но они не важны в случае приватного блокчейна. «Частная цепочка решает проблему с надежностью за счет закрытости сети», — говорит Гарзик.

На практике это означает, что банки предпочтут нескольких доверенных партнеров глобальному объединению майнеров. Например, группа из 15 банков могла бы принять правило, согласно которому распределенный реестр становится официальным после его подтверждения компьютерами семи участников группы.

Что произойдет с биткоином в этом сценарии? Как отметил The Economist, он может стать чем-то необычным или просто историческим курьезом. Венчурные капиталисты, которые сделали крупные ставки на потребительские биткоин-стартапы, увидят, что их деньги сгорели. Когда будет написана последняя страница в истории биткоина, сама валюта, вероятно, останется просто любопытной сноской в рассказе о появлении новой замечательной
блокчейн-технологии, утверждает Дж. Дж. Робертс.

Уравновешенный подход

Оценки российских экспертов осторож

Категория: Криптовалюта / Блокчейн

 

Блокчейн: великий и ужасный часть 3

Автор: rendo от 4-02-2018, 00:55, посмотрело: 106

0 2.3. Классификация: какими бывают блокчейны (главы из книги Блокчейн: Как это работает и что ждет нас завтра ...)

Если бы человек был бессмертен, вы себе представляете, сколько составили бы его счета за продукты?

Вуди Аллен

Мир электронных денег намного больше походит на мировую экономику времен неолита, чем на рынок, каким мы его знали в течение нескольких прошедших столетий.

Джек Уэзерфорд, профессор, этнограф, антрополог, США

Будучи выходцами из научной среды, оба автора часто принимали участие в заседаниях диссертационных советов, где защищаются соискатели ученых степеней кандидатов и докторов экономических наук, — и невольно замечали, что некоторые диссертации (особенно кандидатские) пытаются достичь научной новизны за счет, так сказать, «революции переименований». Речь идет о том, чтобы, дав привычным понятиям звучные, яркие и ранее не
применявшиеся имена, считать это вкладом в науку.

Разумеется, те, кто делает так, заблуждаются. И наша книга — все-таки не академический трактат. В том, что касается определений, нам представляется действительно важной для раскрытия сути блокчейна и для практической деятельности лишь дискуссия по поводу того, что считать публичным, что частным и что гибридным блокчейном. Ей уделено достаточно внимания в следующем разделе. А здесь мы решили привести несколько оригинальных подходов к классификации блокчейнов в целом, и читатель волен принять или отвергнуть любой из них полностью или частично. Для начала просим ознакомиться с рис. 4.

Как видим, в схеме В. Лопатина (которого мы искренне считаем одним из лучших экспертов в области блокчейн-технологии в России) множество параметров и уровней классификации блокчейнов и элементов инфраструктуры.

Несколько проще поступили специалисты Consumers' Research, разделив блокчейн-системы на три группы. В первую они включили цифровые валюты, второе направление позволяет работать со смарт-контрактами, децентрализованными организациями и программируемыми активами, а третье сосредоточено на использовании блокчейна в неэкономических целях, например в рамках электронного правительства или для организации и
проведения выборов.

Британская консалтинговая группа Consult Hyperion, директором по инновациям в которой является добрый знакомый одного из авторов Дэйв Берч, известный специалист в области электронных денег и транзакций, предлагает свою трехфакторную классификацию (табл. 5).

Отечественные специалисты, также рассматривающие технологию по типу управления и ряду сопутствующих факторов, дают классификацию, которая содержит три элемента: открытый, закрытый и комбинированный блокчейн (табл. 6).

Мелани Свон выделяет три уровня в развитии блокчейн-технологии.

 Блокчейн 1.0 — создание и развитие криптовалют, блочной цепи, в алгоритм которой вписан экономический смысл и защита от посягательств третьих лиц с помощью криптографии.

 Блокчейн 2.0 — контракты, или классы экономических, рыночных и финансовых приложений, работающих с различными типами финансовых инструментов.

 Блокчейн 3.0 — приложения, область применения которых выходит за рамки денежных расчетов, финансов и рынков. Распространяются на сферы государственного управления, здравоохранения, науки, образования, культуры и искусства.

Блокчейн-среды

1.0 — это биткоин-подобные среды первого поколения, в которых средний размер записи довольно большой, около 800 байт. Протокол записей — жесткий. Учет ограниченный — всего одна единица в среде, то есть множественность видов учета нулевая. Яркие представители блокчейн-среды 1.0 — биткоин, Novacoin, EmerCoin. За пользование средой — то есть за внесение записей в блокчейн — взимается комиссия.

Также есть расширенные поверх протокола блокчейна версии с учетом многих единиц (цветные монеты, окрашенные токены), но у всех размер записи довольно большой. Есть разновидность технологии с разбивкой на разные цепочки — мультичейн. Она помогает решить вопрос снижения затрат на хранение данных отдельными узлами среды.

Блокчейн-среды 2.0 — это NXT, NEM и другие среды с жестким протоколом, предназначенные для продажи активов. Размер записи здесь небольшой.
Возможен учет разных единиц (активов, акций, товаров), то есть множественность хорошая. Но ориентированность этих сред на продажу, обменные операции и анонимность не позволяет их эффективно использовать для решения задач госучета.

Ethereum (блокчейн 2.0 с мягким протоколом). Очень большой плюс этого вида сред — мягкий (программируемый) протокол, когда в запись добавляются целые программы, так называемые смарт-контракты («умные» контракты). Такие среды очень удобны для разработчиков: можно на лету создать новый вид протокола или записи, не конфликтуя при этом с основной блокчейн-средой.

Но есть и минусы:

 большой размер записи с контрактами — в ней хранятся целые программы;

 медлительность — каждый раз для получения какого-либо результата смарт-контракт должен полностью просчитаться;

 велик размер самой базы данных, поскольку она хранит данные о текущем состоянии счетов всех участников и другую необходимую для работы программ информацию.

Блокчейн-среды 3.0 (развитие из блокчейн 2.0) отличаются небольшими размерами записей, жестким протоколом с возможностью обновляться по решению администраторов. Основное отличие от блокчейна 2.0 — введение нескольких базовых единиц учета, отвечающих за разные аспекты работы среды. Главная единица — правовая — дает начальные права управления средой и право создавать блоки, а также определяет уровень прав участников.
Вторая единица — поощряющая, ею оплачиваются комиссии за внесение записей и поддержку среды. Такое разграничение ролей позволяет создать гибкую и мощную систему прав и независимую от нее систему платы за услуги пользования средой и поощрения участников, поддерживающих среду.
Чтобы определить необходимую для выполнения каждой конкретной задачи блокчейн-среду, считает Д. Ермолаев, нужно знать их важные и неважные свойства. Так, язык программирования, на котором написан проект, а также скорость создания и максимальный размер блока не важны, поскольку они задаются на этапе запуска среды под требования заказчика.

Для использования в реальных условиях важны:

 протокол среды (или правила создания и передачи записей);

 средний размер записи или блока;

 число учетных единиц, которые можно создавать на уровне протокола (у блокчейна 1.0 всего одна учетная единица);

 скорость проведения транзакций или обсчета записей;

 возможность на уровне протокола задавать права участников среды;

 кому принадлежит право создания начального звена цепочки — genesis block;

 кто на самом деле управляет средой — майнеры, частные компании или кто-то еще.


2.4. Преимущества блокчейна

Вы должны относиться к этой технологии так же серьезно, как следовало относиться к развитию интернета в начале 1990-х.

Блайт Мастерс, в прошлом топ-менеджер банка JPMorgan Chase, в настоящее время CEO стартапа Digital Asset Holdings

Блокчейн — это важный шаг вперед в безопасности и в эффективности. Все больше банков признают перспективность технологии.

Джо Вентура, основатель и генеральный директор AlphaPoint

Общие преимущества

Блокчейн представляет собой систему, обладающую как достоинствами, так и недостатками. Но риски с лихвой оправдываются теми преимуществами, которые несет в себе эта технология.

Во-первых, блокчейн может повысить эффективность процессов и систем, таких как совершение денежных операций, подтверждение подлинности, проведение административных процедур. Эффективность вырастет за счет сокращения издержек при реализации бизнес-планов, отказа от дублирующих операций, а также за счет проверки достоверности информации.

Во-вторых, блокчейн более безопасен и обеспечивает большую конфиденциальность для пользователя, чем существующие системы управления базами данных.

В-третьих, блокчейн более прозрачен: информация, записанная в его реестре, находится в публичном доступе и может быть проверена в любой момент любым пользователем, но при этом сохранит свою неизменность. Впрочем, такая открытость — одновременно и недостаток, так как информацию можно использовать и для преступных целей.

В-четвертых, блокчейн расширяет возможности для реализации прав человека: права всех пользователей здесь равны, а математическая модель, лежащая в основе технологии, не подвержена воздействию коррупции и прочих человеческих факторов.

В-пятых, блокчейн позволяет организовать самоуправление, устраняет необходимость в посредниках и, таким образом, приводит к децентрализации — правда, лишь до тех пор, пока контроль не окажется в руках у объединенной группы, включающей более 50% пользователей и разработчиков. В этом случае она будет в состоянии изменять правила системы блокчейна.

Основными преимуществами блокчейна Илья Боев называет его возможности по сокращению государственного вмешательства, защиту прав собственности и упрощение транзакций.

По мнению В. Вавилова, преимущества блокчейна таковы:

 неизменяемость (без согласия 100% участников невозможно скорректировать то, что уже внесено в базу данных);

 доверие (архитектура сети такова, что не приходится ставить вопрос доверия тому, кто обеспечивает инфраструктуру);

 легкость аудита (он может быть проведен любым участником сети, а корректность любого изменения легко подтверждается);

 экономия (устранение посредников и онлайн-аудит приводят к снижению рисков и издержек на обработку транзакций).

В число преимуществ блокчейна Х. Чен включает постоянность и неизменность записей, требующих проверки допустимости от каждого клиентского узла в сети, зашифрованную, безопасную и открытую информацию, возможность создать универсальную цифровую передачу идентификационных данных для увеличения эффективности и почти мгновенные взаиморасчеты без посредников, что ведет к сокращению затрат.

По мнению специалистов Deloitte, потребитель блокчейна:

 увеличивает скорость обмена и уменьшает временные задержки;

 снижает стоимость обмена (если взимается какая-либо комиссия);

 улучшает качество, надежность и доступность услуг;

 увеличивает прозрачность (в случае публичного блокчейна);

 повышает надежность;

 снижает риск мошенничества или воровства.

Сотрудничество организаций на блокчейне:

 увеличивает скорость обмена при уменьшении общей стоимости;

 улучшает доступность, надежность и пригодность услуг;

 увеличивает эффективность, стандартизируя форматы данных для множества организаций, обеспечивая сопоставимость и гарантируя целостность процесса;

 снижает риск мошенничества, ошибок и недействительных сделок через группу, потому что учет операций не
может быть изменен;

 позволяет осуществлять аудит записей практически в реальном времени;

 помогает опознавать участвующих клиентов и организации.

А применение блокчейна в рамках одной организации, помимо этого, еще и увеличивает скорость обмена между подразделениями.

Вот что говорит Александр Дмитриев (IBM): «Фактически блокчейн избавляет группы компаний и бизнес-сообщества, желающие заниматься финансовыми сделками, от необходимости постоянного присутствия и непосредственного участия в них внешнего регулятора. Это вызвало одновременно и ажиотаж, и настороженность.

Ведь действительно речь идет об изменении подходов, остававшихся неизменными чуть ли не столетия». По мнению других исследователей блокчейна, его главными сильными сторонами являются использование алгоритмов математического вычисления, а также исключение человеческого фактора при принятии решения. В качестве благоприятных особенностей блокчейна они называют: доверие к алгоритму; распределенное хранение данных; неизменность данных; отсутствие посредников между участниками; прозрачность системы.

Зачастую ярые сторонники технологии блокчейн приводят примеры, в которых она предстает лекарством от всех болезней, и не утруждают себя перечислением возможных проблем. Однако есть одно несомненное отличие блокчейн-технологии от существующих транзакционных сетей: она устраняет необходимость сертификации собственности и клиринга транзакций со стороны центральных органов управления. В этом аспекте в числе
привлекательных функций блокчейна можно выделить следующие:

 необратимость транзакций, мгновенный клиринг;

 достоверность транзакций;

 подтверждение транзакций сетью пользователей, а не единым контрольным органом управления, то есть децентрализация;

 возможность закодировать все что угодно, любой актив или документ;

 публичность всех транзакций.

Таким образом, децентрализация — мощное преимущество технологии блокчейн. Сторонники этого тезиса доказывают, что любая централизованная система при росте нагрузки и масштабировании требует соответствующего увеличения расходов на инфраструктуру, содержание и обеспечение безопасности, ведь неизбежно появление уязвимостей и возможности потенциальных атак на всю сеть или отдельные ее сегменты. Контролировать
крупномасштабную централизованную систему становится дорого и неэффективно, тогда как технология блокчейн, напротив, с ростом сети становится безопасней и эффективней.

Вот какие основные факторы выделяет А. Бубель: «Операционная среда децентрализована, а операции проводятся самими пользователями без привлечения посредников. Следовательно, значительно снижены затраты на хранение данных и их централизованное администрирование. Доверие к сети не зависит от доверия к администратору. Все транзакции в сети безотзывные, а за правильностью реализации транзакций следят сами же пользователи.

Математический алгоритм создает экономические стимулы для пользователей системы, которые занимаются обеспечением стабильности работы сети».

Распределенная система — один общий реестр, в котором участники видят единую версию, а не несколько источников данных. Система предоставляет защищенный доступ благодаря криптографической проверке с использованием цифровых подписей. Копия базы данных распределяется среди участников, ее трудно атаковать или повредить, ведь, если будут происходить попытки внесения изменений, они станут видны всем участникам сети.
Но блокчейн — это больше, чем база данных: в сочетании со смарт-контрактами он может включать в себя правила и встроенное исполнение сделок.
Технология блокчейн способна заменить посредников математикой. Кроме того, она гарантирует подлинность в соответствии с институциональными принципами разных стран. А еще она упрощает проведение краудфандинговых кампаний, обеспечивает защиту от коррупции, предоставляет возможность создания отраслевого альянса с подключением к блокчейну поставщиков, партнеров и даже конкурентов.

Н. Поппер считает важной особенностью демократичный характер системы: открытый код позволяет любому внести в него изменения, но считаться принятым он будет лишь при условии, что большинство пользователей решит скачать данное новое ПО, в противном случае нововведение будет проигнорировано.

Другое преимущество использования блокчейна — прозрачность транзакций. Все операции по отправке и получению платежей осуществляются в одной среде, и их можно с легкостью отследить, проверив соответствующие адреса.

А. Лехов видит множество преимуществ от внедрения в общество блокчейн-технологии. Одно из них заключается в том, что продукты на блокчейне социально ориентированы. Нет такого органа госуправления, где блокчейн не мог бы оптимизировать процессы хранения данных и обеспечения коммуникации. Блокчейн в целом позволит сократить расходы на серверное оборудование, на его обслуживание и эксплуатацию. Также он привнесет в общество новый вид взаимодействия между гражданами — вне границ и регуляторов с их правилами и комиссиями.

Особенные выгоды для финансового рынка

Мнения среди разработчиков, ученых и энтузиастов блокчейна по поводу того, какие же его преимущества считать главными для финансовой индустрии, разнятся. Некое представление об этой ситуации можно получить, изучив данные опроса «Биткоин, блокчейн и рынки капитала», проведенного Greenwich Associates в 2015 году. Из 58 опрошенных большинство согласились с тем, что блокчейн-технология способна уменьшить риск расчетов, время расчетов и риски контрагента.

На самом деле некоторые возможности из тех, что сулит блокчейн, вполне реализуемы и без него. В традиционной инфраструктуре финансовых рынков центральный орган уже способен поддерживать одну универсальную базу данных для учета операций, которую все участники будут использовать в качестве истинного источника. В существующую инфраструктуру рынка достаточно внедрить ряд изменений, позволив автоматически выполнять алгоритм, встроенный в смарт-контракты. Однако блокчейн дает дополнительные преимущества. Например объединение участников рынка, каждый из
которых до этого преследовал лишь собственную выгоду, уменьшает системное дублирование и связанные с ним издержки и риск ошибок. Работа всех участников с использованием собственной локальной версии «эталонного» источника снижает риск дублирования системы и связанных с этим затрат и ошибок. Отсутствие массовых запросов, обращенных к центральному органу, уменьшает вероятность его перегрузки. Контрагенты могут в двустороннем
порядке раскрывать друг другу информацию без дополнительных запросов в центр. Кроме того, если нет центрального органа, значит, нет и единой уязвимой точки. Согласованные записи в системе блокчейна остаются неизменными, таким образом, снижая риск манипуляции (чтобы изменить блок, нужно изменить все последующие версии реестра). Потенциально это сводит на нет злоупотребления, связанные с тем, что сделку акцептует одна
организация (например, нотариус), а запись в реестр вносит другая.

Если подвести итог исследования преимуществ блокчейна на финансовом рынке, то самыми важными окажутся:

 новые методы шифрования;

 взаимная проверка подлинности;

 смарт-контракты;

 универсальные источники данных;
 более полные наборы данных (можно, например, внести информацию о собственности, отражающую различные уровни бенефициарного владения);

 распределенные базы данных (которые хранятся участниками локально и в которых содержится информация, удостоверенная ими всеми);

 использование прозрачных актуальных данных;

 более эффективное совершение и обработка трансакций. Поскольку все участники будут использовать единый набор данных, блокчейн позволит снизить риск появления ошибок, разногласий, задержек, связанных с согласованием, и ускорит общий процесс.

Все эксперты сходятся в том, что то, как быстро преимущества технологии блокчейн будут освоены на финансовом рынке, зависит от согласования отраслевых стандартов, способов представления данных, договорной документации и ряда иных факторов.

Продвижение блокчейна в PR- и GR-аспекте

Весьма интересен рассмотренный А. Леховым в PR- и GR-аспекте набор ключевых сообщений о преимуществах работы проектов на блокчейне, адресованный различным целевым аудиториям. Здесь есть, например, такие сообщения для рядовых граждан:

 блокчейн — это надежно;


 блокчейн — это прозрачность и независимость;

 мы социально ориентированы, мы помогаем восстанавливать и хранить данные;

 мы приготовили пакет решений для министерств и органов госуправления;

 у нас реальные решения для обхода западных санкций;

 мы предусмотрели взаимодействие с бизнесом;

 у нас есть серьезная обратная связь от граждан;

 возможно привлечение международного инвестиционного сообщества;

 мы компетентные специалисты и можем оказать экспертную поддержку;

 мы социально ориентированы и ставим перед собой цель помочь местным жителям.

Набор сообщений для органов власти уже другой:

 мы можем осуществлять международные платежи;

 никто не отключит и не заблокирует блокчейн;

 блокчейн легко интегрируется без больших затрат;

 Visa, до свидания!

 надежный депозитарий;

 сокращение стоимости переводов;

 это мировой тренд в области экономики и финансов

Категория: Криптовалюта / Блокчейн

 

Блокчейн: великий и ужасный часть 2

Автор: rendo от 4-02-2018, 00:10, посмотрело: 116

0 2.2. Организационно-техническая суть блокчейна (главы из книги Блокчейн: Как это работает и что ждет нас завтра ...)

В основанной на блокчейне экономике никто не сможет взять в разных банках два кредита под залог одной и той же бабушкиной квартиры, отжать у собственника малый бизнес или вести в своей шаверменной двойную бухгалтерию.

Илья Боев, блогер, пишущий о бизнесе и технологиях

По своей природе бухгалтерский учет, страхование, корпоративное управление, голосование – все эти системы могут быть в перспективе перемещены в технологии блокчейн. Мы в самом начале пути.

Джереми Аллер, основатель и CEO компании Circle (США)


Ключевые особенности блокчейна

У блокчейна уже есть множество определений, данных самыми разными авторами. Часть мы приводили в начале этой главы. Но одно определение, несмотря на свой нестрогий и образный характер, нравится нам больше всего.

Итак, блокчейн подобен бисерному ожерелью. Каждая бусинка – это блок, запись действия. Например, оплаты кем-то чего-то или сдачи домашнего задания – не важно, что именно было совершено. Важно то, что совершение действия доказано, потому что сразу после него и перед ним тоже есть бусины. Такое ожерелье – или «чейн» (цепь) – не можетбыть уничтожено или повреждено. Следовательно, блокчейн – это нерушимая цифровая
запись действий[98]

Вот как описывает суть блокчейна С. Вильянов: «После того как данные транзакции "завизированы" несколькими майнерами (своеобразными хранителями-контролерами, работающими за умеренную плату), блок буквально отливается в граните. Его содержимое не зашифровано и доступно в открытом виде, но защищено криптографически через хеш-цепочки. База публично хранит в незашифрованном виде информацию обо всех транзакциях, подписываемых с помощью асимметричного шифрования. В теории получаем абсолютно надежную и заведомо доверенную базу данных, в которую никто не залезет грязными лапами. Нельзя имитировать транзакцию, показав липовую платежку. Нельзя сказать, что заплатил вовремя, просто деньги долго шли. Говорят, даже с банком иногда можно договориться. А с блокчейном нельзя. Там сразу видно, кто ты есть. Все ходы записаны навеки. Причем, что характерно, вообще без участия государственных органов».

По мнению экспертов OliverWiman, технология блокчейн представляет собой совокупность инновационных решений в области организации и хранения данных. Ее суть – в создании единой точки доступа для всех участников к обширным объемам информации, значительно превышающим объемы любой из существующих на сегодняшний день систем. Это, в свою очередь, позволяет разработать новые отраслевые процессы на основе использования
прозрачных актуальных данных, мгновенного совершения транзакций и продления смарт-контрактов с автоисполнением с прописанной в реестре бизнес-логикой.

«Любая транзакция в блокчейне – это информация, которая впоследствии проверяется независимыми участниками, собирается в блоки и встраивается в глобальную историю транзакций. У блокчейна есть набор механизмов, которые позволяют системе оставаться независимой (от участников, от их количества и намерений) и прозрачной. По блокам транзакций можно отследить верность каждой сделки, – считает следующий источник. – Блокчейн – это не что иное, как децентрализованная база данных, позволяющая производить транзакцию (связанную с чем угодно: куплей/продажей, переходом прав, изменением статуса) анонимно, мгновенно и без участия специализированных посредников».

Все транзакции по счету продавца доступны в блокчейне для любого желающего. Каждая отражается в виде комбинации символов с указанием суммы сделки. По любой операции можно отследить получателя и отправителя, однако данные о них тоже представлены в виде комбинации символов. Система также позволяет увидеть сумму по всем совершенным сделкам. Возможна в блокчейне и установка меток времени.

Итак, какие же элементы характерны для блокчейна в целом?

• Блокчейн в цифровой форме распределяется по множеству компьютеров практически в режиме реального времени: он децентрализован, и копия всей записи доступна всем пользователям и участникам одноранговой сети. Это избавляет от необходимости иметь централизованные уполномоченные органы, такие как банки, а также доверять посредникам, таким как брокерские фирмы.

• Для достижения консенсуса блокчейн использует множество участников сети: они задействуют свои компьютеры, чтобы аутентифицировать и проверить каждый новый блок – например, чтобы гарантировать, что какая-либо одна транзакция не пройдет несколько раз. Новые блоки принимаются сетью, как только большинство ее участников соглашаются, что
они допустимы.

• Блокчейн использует криптографию и цифровые подписи для удостоверения личности: транзакции прослеживаются вплоть до криптографических идентификационных данных, которые теоретически анонимны, но могут быть прикреплены к реальным идентифи-ационным данным после некоторого инженерного анализа.

• У блокчейна есть механизмы, благодаря которым сложно (но не невозможно) изменять хронологические записи: даже при том, что блокчейн позволяет считывать все данные и добавлять новые, те записи, которые уже существуют, теоретически не поддаются исправлению, кроме тех случаев, когда встроенные в протокол правила позволяют изменения – например, если более 50 % участников сети договорятся об этом.

• К транзакциям, основанным на блокчейне, добавляется метка времени, что делает удобным отслеживание и проверку информации.

• Блокчейн программируем: инструкции встроены в блоки, это позволяет выполнять транзакции или иные действия только при соблюдении определенных условий и может сопровождаться дополнительными цифровыми данными.

В блокчейне все участники имеют свои идентичные копии реестра с практически мгновенным обновлением; благодаря децентрализации реестр становится безопасным, его очень трудно криптографически повредить. В традиционных транзакциях, таких как денежные переводы или обмен валюты,
обычно есть посредник или центральный орган, который учитывает действия такого рода.

В блокчейне сам токен, или электронная монета, – носитель стоимости, которую определяет рынок. Именно это делает систему действительно децентрализованной площадкой для обмена.
.
По мнению блокчейн-евангелиста и сооснователя сyber.fund Дмитрия Стародубцева, основными характеристиками блокчейна являются:

• доверие к алгоритму;

• неизменность данных;

• прозрачность операций;

• полный контроль над цифровым активом.

Именно распределенность делает блокчейн неким цифровым нотариусом и судьей одновременно. Не существует единого места, где хранятся все записи реестродержателя или банка. Реестр хранится одновременно у всех участников системы и автоматически обновляется до последней версии при каждом внесенном изменении. Основными свойствами блокчейна, по мнению некоторых экспертов, являются:

• децентрализованность;

• публичность;

• консенсус участников;

• отсутствие посредников.

По мнению А. Бубеля, «механизм действия блокчейна основывается на… консенсусе и открытой истории транзакций. Суть консенсуса заключается в том, что подтверждение сделок в сети пользователей данного блокчейна осуществляется путем периодической синхронизации согласия большинства ее участников с единой версией истории сделок. Согласие большинства необходимо в блокчейнах, основанных на консенсусе типа Proof-of-Work (PoW), как, например, в случае с биткоином. Большинство участников посредством решения математических задач доказывает сети, что их версия истории сделок легитимна. Альтернативой является Proof-of-Stake (PoS) – механизм, в котором решающую роль имеют держатели большей части активов. Открытая история трансакций означает, что каждый пользователь может просмотреть всю историю сделок от начала существования блочной цепи
данных. Однако сторонами сделок являются анонимные адреса, не привязанные к конкретным физическим или юридическим лицам».

Как указывает Илья Боев, «эта технология ни к чему не принуждает… Закон блокчейна выражает общественное мнение о покупательной способности пользователя. Он прописан в коде. Код однозначен и достоверно оценен каждым человеком, который хочет оценить его в стоимостном отношении. Нет никакой возможности появления разногласий по вопросам детерминированных решений, выведенных компьютером. Этот уровень ясности и формаль-
ности защищает каждого и препятствует судебному произволу через предвзятое толкование законов».

Техника в основе блокчейна

Биткоин-блокчейн стал примером использования в системе платежей распределенного публичного реестра (Distributed Public Ledger, DPL), включающего:

• формирование журнала из блоков транзакций и организацию связи между ними за счет включения в блок хеша предыдущего блока;

• формирование транзакций в виде сообщений, использующих криптографические элементы защиты и проверки того, корректна ли технология трансляции транзакций, по сети и синхронизации копий журнала в узлах сети;

• защиту цепочки блоков от модификации путем доказательства работы (Proof-ofWork) на основе технологии поиска хеша;

• использование переменной сложности при поиске хеша для поддержания заданнойчастоты создания блоков.

В своем исходном отчете о биткоине Сатоши Накамото определил электронную монету как «цепочку цифровых подписей». В силу длительности применения биткоином блокчейна проще будет объяснить принцип действия технологии на примере именно этой криптовалюты.

Участниками такой системы являются:

• пользователи – владельцы электронных кошельков, которые могут хранить криптовалюту и переводить ее в системе другим пользователям;

• майнеры – участники, за вознаграждение обрабатывающие совершенные пользователями транзакции в сети и подбирающие хеш для формируемых блоков;

• серверы – участники, осуществляющие распределенное хранение общей книги блокчейна и выполняющие операции по проверке присылаемых блоков на соответствие правилам по сложности и допустимости.

По другой классификации, в системе блокчейна фигурируют два типа участников:

обычные пользователи и майнеры. Первые создают записи. Вторые собирают записи, распространенные обычными пользователями, проверяют их и группируют в блоки, после чего формируют заголовок будущего блока и рассчитывают ключ блока. Найдя подходящий ключ, майнер сохраняет блок и отправляет его другим участникам сети. Обычные пользователи получают блоки и сохраняют их у себя, чтобы корректно создавать свои и достоверно
проверять чужие записи. До момента внесения записи в блок она считается недействительной. Пользователь сети блокчейн может совершать с ней действия, не имея, однако, уверенности в достоверности полученной и передаваемой информации. Гарантию достоверности предоставляет майнер, когда включает данную информацию в блок. Как только запись окажется сохранена в блоке и проверена, ее отмена уже будет невозможна.

Чтобы убедиться в достоверности транзакции, майнеры автоматически прогоняют ее содержание через криптоалгоритм, тем самым верифицируя корректность цифровой подписи отправителя каждой транзакции, а также подтверждая соответствие последней транзакции условиям, заложенным в алгоритме консенсуса каждого конкретного блокчейна. Затем все накопившиеся транзакции упаковываются в блок.

Функция самого блокчейна проста: регистрировать каждую транзакцию с биткоинами. Любая передача какого-то количества биткоинов подтверждается в сети (с помощью майнинга) внесением транзакционного блока. Блок добавляется к длинной цепочке, которая позволяет любому желающему отследить в сети смену собственников каждого из биткоинов от момента создания.

Технически это достигается при помощи последовательного шифрования данных о каждой очередной транзакции. Любой заносимой в блок сделке присваивается криптографический идентификатор (хеш), который добавляется в заголовок записи о следующей транзакции, и это повторяется снова и снова, так что хеш транзакции на вершине цепочки содержит зашифрованные данные обо всех предыдущих операциях, записанных в блоке. Вмешаться
и изменить уже записанную транзакцию нельзя, так как это скомпрометирует всю цепочку6.

Сам факт, что блоки корректно встраиваются в цепь, свидетельствует о том, что сделка прошла надлежащим образом. Так что блок представляет собой одновременно и подтверждение транзакции (с электронной подписью и отметкой о времени совершения), и часть общей (в масштабах всей сети) истории транзакций.

Для идентификации в реестре владельцев биткоинов возможно использование шифрования с открытым ключом. При этом в базу данных записываются не имена и не данные СНИЛС, а открытый ключ. Только держатель закрытого ключа вправе дальше проводить операции с этими биткоинами. Так шифрование обеспечивает необходимую конфиденциальность, при том что одобрить транзакцию может лишь владелец закрытой половины пары
ключей.

Приведем пример хеш-функции. Представим слово «кит» в виде числа. Каждой букве дадим порядковый номер (а = 1… я = 33), получится: 12, 10, 20. Перемножив все числа, получаем свертку (хеш) слова «кит»: 2400. После передачи основного сообщения этот хеш необходимо передать получателю информации как подтверждение, что все сходится. Если сообщение в процессе передачи изменилось и стало звучать как «кот», то свертка изменится и примет вид: 12; 16; 20 = 3840, но тогда получатель, зная изначальный хеш, догадается о фальсификации данных.

Таким образом, у пользователя есть только один ключ, и при его незнании невозможен доступ к первичной информации. Невозможен и подбор другого пакета данных, позволяющих создать такой же ключ. Также для блокчейна характерен распределенный способ добавления в реестр новых записей. Нет централизованного хранилища или одного-единственного сервера. Кто угодно может создать следующий блок транзакций и обновить блокчейн с помощью майнинга. Это обеспечивает доверие к блокчейну, ведь в его дальнейшем расширении участвуют все пользователи сети. Такая система хранения данных наиболее безопасна, поскольку вывести ее из строя можно лишь в случае поломки всех участвующих в системе компьютеров.

Майнеры и майнинг.

Как было показано ранее, алгоритм формирования блокчейна включает создание нового блока цепи (новой записи), который содержит защищенную криптографией информацию из предыдущего блока (хеш), то есть каждая запись создается с учетом предыдущей. Новые блоки транзакций должны быть подтверждены путем подбора хеша определенной сложности. Для подтверждения используется алгоритм на основе доказательства выполненной работы (PoW). Что это означает на практике?

Добавление новых транзакций в блокчейн стимулируется премиями. Чтобы добавить в цепочку следующий блок транзакций, надо решить сложную математическую задачу. Первый справившийся с нею получал 25 биткоинов – а это по сегодняшнему курсу много десятков тысяч долларов.

Один из экспертов пишет: «Работа узлом/майнером выгодна. Майнеры формируют из массы транзакций блоки, проверяют их и встраивают в общую цепь, за что и получают вознаграждение. Поскольку количество транзакций растет каждую минуту, для получения вознаграждения необходимо выполнить еще больше вычислений, нужно еще больше мощностей, еще больше майнеров».

Как поясняют В. Кузнецов и А. Якубов, «основа работы Bitcoin – это расчет хеш-функции майнерами, которые таким образом демонстрируют остальным пользователям, что они затратили достаточно много вычислительных мощностей на обработку текущих транзакций.

Другими словами, обработка поддельных транзакций была бы им просто невыгодна (так называемая концепция Proof-of-Work). Время обработки блока транзакций всегда приблизительно одно и то же, но если поставить специальное оборудование, предназначенное для расчета конкретной хеш-функции, используемой в Bitcoin, то доля майнеров, использующих это оборудование, будет быстро расти».

Поскольку добыча криптоденег становится все более трудным занятием, индивидуальным майнерам приходится объединять вычислительные мощности, образуя крупные конгломераты.

Некоторые новые протоколы, такие как Ripple, полагаются на консенсусный процесс, не требующий ни наличия майнеров, ни доказательства работы, и могут обеспечить одобрение изменений блокчейна в течение считаных секунд.

Децентрализованный консенсус

Как указывает Э. Пишини, в блокчейн-сообществе каждый ведет собственную копию записей и все участники должны утверждать любые обновления коллективно. Информация может относиться к операциям, договорам, активам, персональным данным – практически ко всему, что передается в цифровой форме. Записи являются постоянными, прозрачными и доступными для просмотра истории операций. Каждое обновление становится новым блоком, добавляемым в конец цепочки. Протокол устанавливает правила того, как вносятся, утверждаются и регистрируются новые записи. В этой технологии криптография заменяет сторонних посредников, выступающих в качестве доверенных лиц, – все участники блокчейна проходят сложные алгоритмы, чтобы подтвердить целостность системы.

Подобный обмен называют децентрализованным консенсусом.

Как указывает Илья Боев, «противостоящий ей централизованный консенсус требует наличия единой базы данных, по записям в которой определяется валидность совершенной операции. В реальности единая база может сгореть, подвергнуться атаке злодеев… или не существовать вовсе. Кроме того, она наделяет существенными экономическими (и не только) привилегиями оператора базы, а также повышает стоимость и время осуществления самих транзакций. Система децентрализованного консенсуса распределяет полномочия вести запись операций между машинами участников сети, позволяя сидящим за ними людям полностью доверять друг другу – ведь обман невозможен технически».

Еще нагляднее

Уже появилось достаточно много популярной литературы, объясняющей, как работает биткоин-блокчейн. Чтобы убедиться, что в головах у наших читателей от множества технических терминов и различных описаний не возникло сумбура и сложилась ясная картина, воспользуемся примером от Deloitte.

Допустим, Боб должен деньги Алисе за ланч. Он устанавливает приложение на своем смартфоне, чтобы создать новый биткоин-кошелек. Приложение похоже на программу мобильного банкинга, а кошелек похож на банковский счет. Чтобы заплатить Алисе, Бобу нужны две части сведений: его приватный ключ и ее публичный ключ. Далее происходит следующее.

Боб получает открытый ключ Алисы, сканируя QR-код своим телефоном или получая от нее ее адрес электронной почты, строку случайных чисел и букв (любой, у кого есть открытый ключ, может послать деньги на соответствующий адрес биткоина, но только подпись, подтвержденная частным ключом, позволит отправить деньги с биткоин-кошелька).

Приложение «Биткоин» оповещает о сделке майнеров по всему миру. Майнеры проверяют сделку и обнаруживают, что Боб имеет достаточное количество биткоинов, что осуществить платеж.

В любое время в сети происходит множество транзакций. Все ожидающие проверки транзакции за определенный период времени группируются в блоке. Каждый блок имеет уникальный идентификационный номер, время создания и ссылку на предыдущий блок.

Важные части блока — его заголовок, который включает метаданные (такие как уникальный номер ссылки блока, время, когда он был создан) и связь с предыдущим блоком, а также его содержание — обычно это утвержденный список цифровых активов и отчетность по совершенным сделкам, их суммам и адресам сторон.

В течение десяти минут с момента, когда Боб начал сделку, он и Алиса получают первое подтверждение, что биткоин был передан. Новый блок помещается в сеть, чтобы майнеры могли подтвердить законность транзакции. Выполненная проверка завершает комплекс криптографических вычислений. Когда майнер решает криптографические задачи, объявляется перерыв в сети. Алгоритм награждает победившего майнера 25 биткоинами, и к концу цепочки добавляется новый блок. Каждый блок присоединяется к предыдущему.

Все сделки в блоке теперь выполнены, и Алиса получает деньги.

Читателям, более искушенным в технических вопросах, мы предлагаем обратиться к следующей работе, из которой мы взяли следующее описание происходящего (мы приводим его далее в сокращенном виде).

Действия, выполняемые в системе, можно разделить на три группы: создание кошелька, выполнение транзакции и эмиссия криптовалюты.
Для создания кошелька необходимо соблюдение последовательности действий, состоящей из генерации закрытого ключа и расчета на его основе публичного ключа. Для использования кошелька с целью перевода на него криптовалюты необходимо предоставить публичный ключ отправителю. Поскольку пользователи в системе анонимны, публичный ключ играет роль номера карты или счета. Закрытый ключ представляет собой пароль, без
которого невозможно выполнить перевод.

Механизм обработки транзакций функционирует следующим образом.

1. Новые транзакции рассылаются всем серверам децентрализованной сети.

2. Каждый сервер объединяет поступившие транзакции в блок фиксированного размера. Получение транзакций всеми серверами сети не гарантировано, однако если транзакции приняла большая часть серверов, то они будут включены в один из блоков.

3. Каждый сервер пытается рассчитать хеш полученного блока, который бы удовлетворял текущей сложности сети.

Вот что уточняет по этому поводу Д. Стародубцев: «На основании всех данных транзакций в блоке вычисляется хеш. Хеш представляет собой кажущуюся на первый взгляд случайной последовательность букв и цифр и является гарантией того, что, если в блоке данных изменится хотя бы один бит, каждый узел быстро сможет узнать о попытке фальсификации истории транзакций».

Есть ли способ обойти этот механизм? Представим, что Боб передумал платить Алисе и пытается переписать историю так, чтобы биткоины остались в его кошельке. Если бы он был майнером, то мог бы решить задачу и сгенерировать новую версию блокчейна. Но, пока бы он это делал, остальные участники сети успели бы продлить подлинную цепочку. Узлы сети работают над самой длинной известной им цепочкой. Это правило разрешает ситуации, когда два майнера находят разные решения задачи почти одновременно, что служит причиной временного раздвоения (форка) цепочки.

Правило самой длинной цепочки призвано препятствовать злоумышленникам. Чтобы заставить сеть принять измененный им блок, Боб должен
продлевать свою версию блокчейна быстрее, чем вся остальная сеть продлевает свою. Средний интервал формирования блока в биткоине — 10 минут. За это время на всех узлах, или компьютерах майнеров, обновляется база данных. Считается, что без контроля над более чем половиной вычислительной мощности сети («атака на 51%») такое невозможно.

4. После нахождения необходимого хеша блок рассылается всем серверам сети. Если сервер по каким-либо причинам пропустит блоки и получит следующие, то пропущенные будут запрошены из сети автоматически.

5. Серверы согласовывают запись блока в цепочку только при условии корректности выполнения всех транзакций в нем. После получения согласия блок сохраняется в блокчейн.

Следующий этап — работа над новым блоком, при этом в качестве входных данных используется хеш предыдущего блока. В случае если сервером будет получено одновременно несколько блоков, произойдет ветвление цепи. Как только одна из конкурирующих ветвей будет продолжена, вторая ее часть аннулируется. Таким образом, истинной цепочкой становится самая длинная.

Майнинг криптовалюты заключается в подборе блоков транзакций определенной сложности, за что майнеры получают вознаграждение в виде биткоинов.

Эмиссия криптовалюты производится по следующему алгоритму.

1. Ожидающие подтверждения транзакции собираются в блок, который должен удовлетворять строгим криптографическим правилам. Майнинг обеспечивает хронологическую последовательность блоков за счет использования хешей предыдущих блоков при расчете каждого текущего.

2. Блок рассылается всем серверам сети.

3. После включения блока в цепь майнеры получают вознаграждение.

Таким образом, технология блокчейн решает давнюю задачу «византийских генералов»: как обеспечить доверие в среде с изначально недоверенными узлами.

Категория: Криптовалюта / Блокчейн

 
Назад Вперед